Меню Рубрики

Словосочетание к слову право

Предложения со словом «Право»

1. Ах, право , дьяволу бы заложила душу, чтобы только узнать, жив он или нет!

Михаил Булгаков — Мастер и Маргарита

2. Если бы я мог считать себя в безопасности от других дикарей, я, право , кажется, без сожаления согласился бы остаться на острове до конца моих дней.

Даниель Дефо — Робинзон Крузо

3. Только старейшие и опытнейшие имели право изложить перед собранием предмет обсуждения.

Джеймс Фенимор Купер — Последний из могикан

4. Ну, право , вспомнить смешно: я бегал за нею, точно какая-нибудь нянька.

Михаил Лермонтов — Герой нашего времени

5. И странно: мне, право , никогда не нравился этот человек, хотя в последнее время я начал жалеть его, но, увидев его мертвым, я заплакал.

Роберт Льюис Стивенсон — Остров сокровищ

6. Обвиняемый имел право потребовать защитника, но в поселке не было своего адвоката: в этих пограничных областях адвокаты обычно ездят вместе с судьей, а судья еще не прибыл.

Майн Рид — Всадник без головы

7. Лена отстояла свое право тратить деньги наравне с ним, она работает, получает зарплату, не принимать ее доли не по-товарищески.

Анатолий Рыбаков — Дети Арбата

8. Он смотрел в замочную скважину и воображал, что имеет на это право !

Жюль Верн — Вокруг света за восемьдесят дней

9. Мысль о том, что настанет день, когда этот маленький череп поможет ему доказать свое право на его высокий титул была далека от него.

Эдгар Берроуз — Приключения Тарзана в джунглях

10. Для борьбы с такими нарушителями порядка была создана милиция, которая имела право наказывать виновных.

Николай Носов — Незнайка в Солнечном городе

11. Если ей пятнадцать лет, значит, она имеет право задирать нос и разговаривать с ним как с маленьким?

Борис Пастернак — Доктор Живаго

12. Разве одинокий, всеми брошенный мальчик имеет какое-нибудь право роптать?

Марк Твен — Приключения Тома Сойера

13. Какое право имел я думать, что она захочет соединить свою жизнь с моею?

Лев Толстой — Анна Каренина

14. Ну кого бы, право , не насмешило безумие господина и простодушие слуги?

Мигель Сервантес — Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский

15. Он хотел, чтобы она подписала бумагу о том, что он имеет право распоряжаться деньгами, независимо от того, выйдет она замуж или нет.

Артур Конан Дойль — Приключения Шерлока Холмса

Мы подобрали для Вас Примеры предложений со словом «Право» и решение на такое задание школьного курса как Составить предложение со словом «Право».

Слово « право »

Для слова «право» в нашей базе есть: значения, синонимы, антонимы, однокоренные, рифмы, разборы, ударение, предложения.

Значение слова право

пр а во 1 , права, мн. права, ср.

1. только ед. Совокупность правил человеческого поведения, установленных государственной властью, а также санкционированных государством обычаев и правил общежития, осуществляемых в принудительном порядке, с помощью государственного аппарата принуждения, в целях охраны, закрепления и развития общественных отношений и порядков, выгодных и угодных господствующему классу (юр.). Советское право. Буржуазное право. Феодальное право. Римское право. Обычное право (основанное на обычаях). Всякое право отвечает интересам господствующего класса. «. право есть ничто без аппарата, способного принуждать к соблюдению норм права.» Ленин . Государственное право. Избирательное право. Наследственное право. Авторское право. Уголовное право. Международное право.

2. только ед. Наука, изучающая выражение этих правил в законодательстве; тот или иной отдел этой науки. Специалист по уголовному праву. Диссертация по вопросам государственного права.

3. Предоставляемая законами государства свобода, власть, возможность совершать, осуществлять что-нибудь (юр.). Права и обязанности граждан. «Всем гражданам СССР обеспечивается право на труд, право на отдых, право на образование, право на материальное обеспечение в старости, а также в случае болезни и потери трудоспособности.» История вкп(б) . «. Гражданам СССР обеспечивается право объединения в общественные организации. » Конституция СССР . Лишить прав гражданства. Право давности. Право на наследство. Нарушить чьи-нибудь права. Восстановиться в правах.

4. Возможность действовать, существовать каким-нибудь образом. «Я не имею права подвергать себя смерти.» Пушкин . «Имеет сельская свобода свои счастливые права, как и надменная Москва.» Пушкин . «И львиную долю себе выделял из каждого крупного дела по праву.» Некрасов . «Разум вступил в свои права.» Некрасов . «Какое право дает вам ваша непрошенная, ваша навязчивая любовь?» А.Тургенев . По какому праву ты этого от меня требуешь? Билет дает право на вход в сад.

| Основание, законная причина. С полным правом. Ошибка автора дает мне право усомниться в его знакомстве с предметом.

пр а во 2 , вводное слово (разг.). Действительно, в самом деле. «Не буду, маменька, право, вперед не буду.» Гоголь. «Гора хоть не гора, а, право, будет с дом.» Крылов . «Удивительно, право, как это иногда бывает.» А.Тургенев . «Право, от полной души я благодарен соседу.» Фет . «Ну, вот: и не слушал бы, право!» Чехов . «Что ж вышло? Право, смех и жалость!» Лермонтов .

Право слово (прост.) — вводное слово, выражающее уверение, честное слово. Право слово, не опоздаю.

ПРАВО

Смотреть что такое ПРАВО в других словарях:

ПРАВО

имеет своей задачей регулировать взаимные отношения людей, живущих в обществе, путем установления правил поведения («юридических норм»), поддерживаемых. смотреть

ПРАВО

совокупность установленных или санкционированных государством общеобязательных правил поведения (норм), соблюдение которых обеспечивается мерам. смотреть

ПРАВО

ПРАВО, -а, мн. права, прав, правам, ср. 1. ед. Совокупностьустанавливаемых и охраняемых государственной властью норм и правил,регулирующих отношения людей в обществе, а также наука, изучающая эти нормы.Конституционное, гражданское, избирательное, трудовое, семейное, уголовноеп. Лекции по древнерусскому праву. Обычное п. (в дофеодальном и феодальномобществе: совокупность традиционно сложившихся неписаных правил поведения,санкционированных государством). 2. Охраняемая государством, узаконеннаявозможность что-н. делать, осуществлять. Права и обязанности граждан.Восстановить в правах кого-н. П. голоса. Права человека (права личности,гражданские, политические и социально-экономические права и свободы: правона жизнь, на свободу и неприкосновенность личности, на равенство всех передзаконом, право на труд, на социальное обеспечение, на отдых, на образованиеи др.). 3. Возможность действовать, поступать каким-н. образом. П. контроля.Иметь п. на что-н. П. требовать что-н. 4. Основание, причина. Он не имеетправа говорить со мной таким тоном. С полным правом могу так сказать. Покакому праву? (на каких основаниях?). 5. мн. Документ, удостоверяющийофициальное разрешение на вождение автомобиля, мотоцикла или другоготранспортного средства. Водительские права. У шофера отобрали права. *Международное право (спец.) — совокупность юридических норм, регулирующихотношения между государствами. Телефонное право (разг.) — действия в обходправовых норм, закона по телефонному звонку вышестоящего лица. По правусильного — без всякого права. На правах кого-чего, в знач. предлога с род.п. — в качестве кого-чего-н. Брошюра на правах рукописи. Приглашен на правахгостя. II прил. правовой, -ая, -ое (к 1 и 2 знач.). Я, порядок. Правовыенормы. ПPABO2, вводн, сл. (разг.). Действительно, в самом деле, правда. Я,п., не знаю, что мне делать. Мне, п., совестно. ПРАВО3: 1) где право, гделево (разг. шутл.) — где правая, где левая сторона; 2) право руля! — командана корабле, лодке: поворот руля направо; 3) право на борт! -. смотреть

ПРАВО

право 1. ср. 1) а) Совокупность устанавливаемых и охраняемых государственной властью норм и правил, регулирующих отношения людей в обществе. б) Совокупность законов и постановлений государства, относящихся к какой-л. стороне общественного устройства, жизни и деятельности общества. в) Совокупность международных соглашений, договоров, регулирующих взаимоотношения государств по каким-л. вопросам. г) Научная дисциплина, изучающая правовое законодательство. 2) а) Свобода, возможность совершать, осуществлять что-л., предоставляемые законами государства. б) Власть, полномочия, предоставленные кому-л., чему-л. в) Преимущество, привилегия, льгота, предоставленная кому-л., чему-л. г) Разрешение, дозволение, предоставленное кому-л., чему-л. д) Официальное разрешение, допуск к выполнению каких-л. обязанностей, к занятию какой-л. должности, чина. 3) Обычаи, существующие в какой-л. среде, в каком-л. обществе. 4) Возможность делать что-л., действовать каким-л. образом. 5) Причина, основание, повод для какого-л. действия. 2. нареч. Соотносится по знач. с прил.: правый (2*1). 3. частица разг. 1) Употр. при выражении уверения, заверения; соответствует по значению сл.: честное слово. 2) Употр. как вводное слово, соответствуя по значению сл.: действительно, в самом деле.

ПРАВО

право 1. с.1. (в разн. знач.) right право вето — (right of) veto право голоса — the vote, suffrage с правом совещательного голоса — with deliberative . смотреть

ПРАВО

право Привилегия, льгота, преимущество, прерогатива, монополия. Имею полное право на что-нибудь (сделать что-нибудь). Лишен прав и преимуществ. Он имел — если не право, то резон — смеяться. Я властен (имею право, вправе) делать что-либо; мне и в своем добре нет власти. См. власть.. вступить в свои права, давать право, иметь право, на правах, ограничения в правах, слово получило права гражданства. Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений.- под. ред. Н. Абрамова, М.: Русские словари,1999. право привилегия, юриспруденция, законодательство, льгота, преимущество, прерогатива, монополия, резон, власть, кто (властен, имеет право, вправе) делать что-либо; прекарий, откуп, вправду, основание, опцион, либерум вето, пропинация, эскомпт, ей-же-ей, шариат, ей-ей, ей-богу, воля, иммунитет, плюральный вотум, право слово, возможность, лицензия, разрешение, верьте совести, верьте слову, правда, узуфрукт, маржин, честное слово, точно, причина, правоведение, действительно, впрямь, в самом деле, адат, фригольд, истинно Словарь русских синонимов. право 1. законодательство 2. см. юриспруденция 3. (разг.); честное слово; ей-богу (разг.); ей-ей (прост.); право слово, верьте слову (или совести) (устар. разг.) см. также клянусь, действительно Словарь синонимов русского языка. Практический справочник. — М.: Русский язык.З. Е. Александрова.2011. право сущ., кол-во синонимов: 57 • адат (3) • алиенация (4) • антенагиум (1) • баналитет (1) • бенефит (1) • в самом деле (52) • верьте слову (2) • верьте совести (3) • власть (51) • возможность (29) • воистину (30) • воля (24) • вправду (38) • впрямь (27) • действительно (79) • ей-богу (35) • ей-ей (11) • ей-же-ей (8) • законодательство (3) • иммунитет (6) • истинно (47) • копирайт (2) • либерум вето (1) • лицензия (6) • льгота (13) • маржин (1) • опцион (9) • основание (85) • откуп (2) • панаширование (1) • плюральный вотум (1) • повод (30) • полномочие (3) • пра (2) • правда (53) • право-слово (13) • правоведение (3) • преимущество (25) • прекарий (2) • прерогатива (6) • привилегия (11) • причина (39) • пропинация (1) • разрешение (29) • сервитут (4) • справедливо (26) • суперфиций (1) • телеправа (1) • точно (180) • уверяю (2) • узуфрукт (1) • фаустрехт (1) • фригольд (1) • честное слово (49) • шариат (2) • эскомпт (3) • юриспруденция (5) Словарь синонимов ASIS.В.Н. Тришин.2013. . Синонимы: адат, алиенация, антенагиум, баналитет, бенефит, в самом деле, верьте слову, верьте совести, власть, возможность, воля, вправду, впрямь, действительно, ей-богу, ей-ей, ей-же-ей, законодательство, иммунитет, истинно, копирайт, либерум вето, лицензия, льгота, маржин, опцион, основание, откуп, панаширование, плюральный вотум, правда, право слово, правоведение, преимущество, прекарий, прерогатива, привилегия, причина, пропинация, разрешение, сервитут, суперфиций, телеправо, точно, узуфрукт, фаустрехт, фригольд, честное слово, шариат, эскомпт, юриспруденция Антонимы: бесправие. смотреть

ПРАВО

ПРАВО, совокупность установленных или санкционированных государством об-щеобязат. правил поведения (норм), соблюдение к-рых обеспечивается мерами гос. смотреть

ПРАВО

Право — имеет своей задачей регулировать взаимные отношения людей, живущих в обществе, путем установления правил поведения («юридических норм»), поддерживаемых принудительным воздействием со стороны государственной или общественной власти. Определенность и общеизвестность этих правил и возможность для каждого заинтересованного лица, в случае их нарушения, добиться, при содействии общественной власти, восстановления устанавливаемого ими порядка, обеспечивают существование в обществе постоянного строя отношений между его членами («правовой порядок»), стоящего вне индивидуального усмотрения. Сознание важности существования такого порядка с давнего времени породило представление о том, что П. возникает вместе с возникновением каждого общества (ubi societas, ibi jus est), или благодаря взаимному соглашению его членов, сговаривающихся о том, как они должны вести себя в общественной жизни (теории, видящие в П. продукт «общественного договора»), или непосредственно, в силу вложенного в человеческую душу стремления к осуществлению начал разумного и нравственного, т. е. правды. П. объективировалось в сознании людей как особая психическая сила, управляющая деятельностью людей рядом с нравственностью, стремлением к добру, красоте и т. п. Необходимость в точной и определенной формулировке юридических норм создала особую отрасль знания, посвященную изучению П. Эта отрасль давно распалась на две области: изучение П. положительного, существующего в действительности в отдельных государствах, и изучение П. в его принципах и идеальном понимании или, как говорят обыкновенно, П. естественного (см.). Несмотря, однако, на огромное множество теорий, выставленных прежде и выставляемых в настоящее время, понятие о природе П. и управляющих его развитием факторов чрезвычайно спорно; и теперь, как и во времена Канта, остается в силе его ироническое замечание: «Noch suchen die Juristen eine Definition zu ihrem Begriffe von Recht». Господствующее в школьном преподавании П. направление и теперь еще стоит под непосредственным воздействием идеалистической философии и на почве объективирования понятия права, как особой этико-психологической сущности. «Правовой порядок есть произведение человеческого духа. продукт заложенного в людей нравственного побуждения к порядку в совместной жизни и образующегося в обществе разумного понимания жизненных отношений, моральной, экономической и социальной цели этих отношений. П. есть разумно-нравственное регулирование общественной жизни». Таково определение П. в одном из лучших новейших курсов «пандект» (Регельсбергера); другие прямо повторяют определения Канта или Гегеля. Согласно этому воззрению, П. есть явление психическое: совокупность воззрений и представлений о должном, слагающихся в нашем духе и помогающих нам разобраться во внешних отношениях к другим людям. Законы, управляющие развитием П. — это, прежде всего, законы развития нашего духа; внешние проявления П. — это реакция нашего духа на явления, вызываемые отношениями к другим людям и определяющие их согласно нашим воззрениям на добро и зло в данную эпоху. Как совокупность этических идей, П. сливается в логическую систему, доступную изучению путем формально логического метода. Юристы этого направления расходятся между собой, однако, в определении отношения права к нравственности. Одни считают право и нравственность явлениями, тождественными по существу и лишь формально различными. «А. priori представляется в высшей степени невероятным, — говорит, напр., С. А. Муромцев, — чтобы люди, строя идеалы должного, вместо одного пути шли какой-то раздвоенной дорогой и руководились различными понятиями добра и зла, смотря по тому, думают ли они о П. или о нравственности. Каким бы путем ни вырабатывались нравственные и правовые идеалы, раз они существуют, их родство и взаимное соответствие представляется необходимым фактом. Допустить их противоречие, значило бы допустить внутренний разлад в понятии человека о должном». История, по мнению представителей этого взгляда, подтверждает его вполне. На первых ее порах П. и нравственность слиты не только между собой, но и с религией, как единая возможная в эту эпоху форма миропонимания. Рост потребностей жизни и образование индивидуальных взглядов на мир и жизнь, не укладывающихся в рамки религиозного учения, ведут постепенно к отделению П. и нравственности от религии, а также и первого от второй. Новые нравственные понятия заставляют и поступать согласно с ними, входя в конфликт с общепринятыми воззрениями. Если П. остается соединенным с нравственностью, обществу, при развитии индивидуального творчества, грозит опасность разложения: общественный порядок не может держаться при поступках, рукововодимых лишь индивидуальным усмотрением — а при известном состоянии культуры нельзя подавить индивидуальное творчество в области нравственных норм. Приходится, поэтому, признать общеобязательной одну часть общепризнанных традиционных этико-правовых положений, необходимых для существования общества, поддержав ее принуждением, а остальную предоставить индивидуальному усмотрению и поддержке при помощи свободного убеждения. Отделенное таким образом от нравственности, П. есть ни что иное, как этический minimum, т. е. совокупность таких нравственных норм, без соблюдения которых не может существовать общество, а нравственность есть совокупность этических норм высшего порядка, необходимых для совершенствования личности, но не затрагивающих непосредственно безопасность общественного строя. Связь П. с нравственностью очевидна и в действительной жизни. Там, где порываются связи правового порядка, наступает нравственное запустение, — и наоборот, П., которому не приходили бы на помощь силы нравственности, напрасно пыталось бы поддержать себя средствами одного только принуждения. Во всех своих отделах П. проникнуто нравственными началами, не переходя, однако, в круг предписаний нравственности. Сами границы между обеими областями постоянно изменяются. То, что еще вчера было простым требованием морали, сегодня может стать на степень юридической обязанности (напр., страxoвaниe рабочих от несчастных случаев хозяевами фабрик), и наоборот (слова Регельсбергера). Другие писатели того же направления находят, что вышеизложенная теория ведет к опасному смешению П. и нравственности не только в основном принципе, едином для обеих областей, но и в деталях. Раз будет допущено такое смешение, правовой порядок в обществе легко может быть заменен произволом. Юридические нормы диктуются определенными лицами или группами лиц, стоящими в данный момент во главе общества, и мнения этих лиц о должном могут быть отличны от моральных воззрений большинства общества; да и когда они согласны с последними, они могут быть несправедливыми: большинство, преследуя данный интерес, может пренебречь интересами отдельных личностей, имеющими безусловное П. на уважение. Отсюда другая теория, по которой нравственность и П. имеют один общий источник — свободу человеческой личности. Будучи в качестве чувственного существа подчинен воздействиям своих страстей и внешнего мира, человек, как духовно-свободное существо, способен отрешаться от этого воздействия и руководиться в своих поступках и мыслях разумом и высшим интуитивным пониманием мира (нравственным чувством). С этой точки зрения как нормы П., так и нормы нравственности суть продукт разумно нравственного (свободного) взгляда — но затем области их различны. Нравственность регулирует внутреннюю свободу человека, сферу его идей, убеждений и чувств, направляя их в сторону добра и любви; она не подлежит никакому постороннему насильственному воздействию или принуждению. Можно называть воззрения человека безнравственными, но нельзя заставить его переменить их по чужим указаниям; последний критерий истинности нравственных воззрений — личное убеждение человека, и пока это убеждение не устранено логическим доводом или воздействием более тонкого нравственного чувства, до тех пор человек сохранит свои воззрения, и всякое насилие по отношению к ним есть произвол. П., наоборот, регулирует свободу внешнюю, область поступков человека, которая непосредственно затрагивает других людей. И здесь человек поступает свободно и подчиняет свои действия разумно-нравственному закону, но здесь нет безусловной свободы. Свобода одного встречает противовес в свободе других. Признавая безусловным основной базис человеческой свободы, П. имеет в виду согласовать частную свободу (волю) со свободой (волей) общей. Основной закон П.: будь личностью (т. е. будь свободен), но уважай личность других свободных сушеств. Этим для П. устанавливается граница, которой оно не должно переходить. Оно может принуждать личность к определенному поведению, но не больше, чем сколько это нужно для свободы других. В связи с последним положением стоит схема так наз. естественных, или неотъемлемых, прав личности, противопоставляемая попытками законодательства обязывать членов общества к нравственным поступкам, выходящим за пределы индивидуальной свободы. Ряд писателей не признает, однако, возможности установить такую схему неотъемлемых прав личности, ввиду изменчивости содержания П. в истории (точка зрения исторической школы), — а в таком случае различение внутренней и внешней свободы не дает точного критерия для разграничения П. и нравственности. Поэтому большинство современных писателей склоняется к первому воззрению, видя в П. совокупность нравственных норм, признанных «общенародным убеждением» необходимыми в качестве норм принудительных. Спорным является характер этой принудительности. Одни (Кант, Гегель, Чичерин, Муромцев) отличительным признаком П. от морали считают возможность принуждения всякого члена общества путем мер общественной власти к исполнению юридически должного; отсутствие или невозможность такого принуждения при данном порядке делает норму только нравственной, хотя бы она была выражена в «источниках П.». Другие (Бирлинг, Тон, Регельсбергер, Коркунов) считают принуждение противным существу как норм П., как и норм нравственности, одинаково опирающихся на требование разума и нравственного чувства, — или признают его одинаково присущим П. и нравственности (для последней — в смысле психического принуждения, «неорганизованной защиты», в противоположность правовому физическому принуждению или «организованной защите»). Отличием П. и нравственности они считают, поэтому, лишь то, имеет ли норма в своем выражении притязание на общеобязательное применение, признана ли она таковой ее творцами или нет. Взгляд на П., как на психическое явление, достигает здесь своего крайнего выражения. Если вообще представители идеалистического воззрения на П. нередко говорят о П. так, как будто бы оно по самому существу своему принадлежит не действительной жизни, а миру мысли и представлений, или так, как будто бы нормы лишь случайно применяются иногда в действительной жизни и случайно оказывают влияние на ее течение и формы, — то в последнем из приведенных воззрений сведение П., этой меры охраны общественного порядка, к идеальному притязанию, без средств к его осуществлению, доходит до высшего предела, устраняя всякое практическое значение различия между П. и нравственностью. В монографической литературе, посвященной определению природы П., существует воззрение, противоположное изложенному, но, подобно ему, распадающееся на несколько оттенков. Оно оказывает огромное влияние на строй современной юридической мысли вообще и весь порядок изучения П. Воззрение это не видит в П. явления, обособленного от жизни, или фактора, подчиняющего последнюю своим собственным законам. Наоборот, оно рассматривает П. как слугу жизни, как средство к цели состоящей не в духовном самоусовершенствовании личности, а в удовлетворении жизненных потребностей, обусловленных существованием человека. Не идеалы должного создают П., как форму человеческих отношений, а борьба за средства удовлетворения потребностей, от исхода которой зависит распределение последних и соотношение общественных классов. П. есть результат борьбы за жизненные блага, общественная охрана восторжествовавших в ней интересов. Как такое, оно представляет собой понятие не логическое и не психологическое, а социологическое. П. — не «область господства правовой или нравственной воли (свободы) в общежитии», как определяют его представители идеалистической школы, а «понятие силы», «защищенный интерес» или, еще общее, защищенное оргаризованным образом отношение одних лиц к другим, содержание которого целиком определяется данными условиями общежития. Общая (нравственная) воля, являющаяся примирительницей частных и определяющая пределы их господства, в этом понимании П. заменяется реальным понятием государственной или общественной власти, правовые повеления которой становятся обязательными независимо от их нравственного или безнравственного содержания. Моменту защиты П. придается в этом понимании решающее значение. Нормы, установленные властью в качестве правовых, но фактически не поддерживаемые ею, являются нормами нравственности, а не П. Развитие нравственности, с точки зрения этой теории, также совершается эмпирически; факторы ее создания схожи с правовыми, но воздействие на создание П. нравственные начала не имеют. В одной из ветвей этого направления П. рассматривается, наоборот, как один из главных факторов нравственности. Связь П. с религией, поскольку дело идет не об одинаковости представлений, созданном единством условий общественной жизни, а о влиянии определенного религиозного мировоззрения, этой ветвью отрицается. Развитие П. начинается не с отделения его, как особой отрасли, от идей нравственных и религиозных, а с момента полного господства страстей и произвола отдельных личностей, не сложившихся еще в организованный общественный союз и не подлежащих никаким идеальным воздействиям. Первый источник П., по мнению Иеринга, есть объективная воля, но не нравственная, а произвольная, ограниченная не идеальным фактором, а лишь сознанием собственного интереса. «Первое начало чувства П. есть чувство собственного уполномочия, основанное на проявлении собственной силы и направленное на удержание ее плодов. Что человек приобрел потом и кровью, то он хочет удержать за собой. Это чувство теоретически вызывает и признание чужого П., но фактически уважение к П. других развивается с большим трудом и лишь мало-помалу. Первоначально оно ограничивается тесным кругом товарищей; кто стоит вне этого круга, тот бесправен; против него можно дать вполне свободный ход насилию; превосходством силы обусловливается П. И против товарищей дозволена сила, как скоро они покушаются на личность или имущество другого; самоуправством возвращают себе потерянное, а если возвращение невозможно, так по крайней мере удовлетворяют чувству мести, мстят за обиду». Первоначальное общественное состояние есть фактическое, а не юридическое сожительство лиц, доступное всяким проявлениям страсти. В основании первой ступени юридического сожительства, основанного на норме, лежит договор вступивших в борьбу личностей, прекращающих ее полюбовным соглашением относительно будущих отношений. «Интерес обуздывает страсть, стремящуюся уничтожить врага, и рекомендует силе, ради ее самой, умеренность, т. е. мир с врагом на справедливых условиях. Мир вызывает договор; из договора возникает П. Как результат борьбы, П. представляет собой сознание сильного, что в интересе его самого необходимо допустить существование рядом с собой слабого — сознание необходимости самоограничения силы в ее собственном интересе. Состоянию, характеризуемому выражением bellum omnium contra omnes, полагает конец сознание, что мир более соответствует обоюдным интересам, чем война. Таким образом сила разумная и способная к самоодолению является источником П.». Первоначальный общественный порядок устанавливается, с точки зрения Иеринга, путем подобных мировых сделок между отдельними личностями (или, вернее, семьями и родами, создавшимися в силу естественных связей). Равные силы дают союз равных, неравные родят подчинение одних другим. И в союзе равных, в зависимости от дальнейшего хода отношений, образуются, однако, неравенства, так что все общества, возникшие на почве частного договора, обращаются мало-помалу в союзы принуждения. Образовавшаяся на этой почве власть (государство) становится во главе отдельных борющихся сил и берет в свои руки механизм принуждения. Она начинает диктовать свои законы, руководясь началами общей пользы, понимаемой в смысле наиболее целесообразного при существующих условиях образа действий, имеющего в виду поддержание мира между отдельными классами общества. П. и здесь остается политикой силы (власти), «но политикой не отдельного конкретного случая — это политика близорукого, политика глупца, недостойная названия политики, — а политикой разумной, дальновидной, сознающей, что низшей или мимолетной выгодой следует поступаться для достижения высшей, продолжительной». В силу этой сознательной политики власти общественная жизнь подчиняется определенным нормам, имеющим, поскольку интересы отдельных личностей и групп подчинены началу общей пользы, уже этический характер. На первых порах нормы имеют односторонний характер; это — повеления, обязательные лишь для подчиненных членов общества; правящие считают себя в праве отступать от них по усмотрению. Мало-помалу, однако, они становятся двухсторонними, обязательными как для издавших их, так и для подчиненных. Почему даже деспот может прийти к признанию обязательности для себя изданных им норм? Потому что «в норме, которую он сначала установляет, а потом сам попирает ногами, он признает приговор над самим собой — и это тот пункт, где нравственный момент, в виде опасения впасть в противоречие с самим собой, впервые находит доступ к силе». Благодаря господству двухсторонних норм в обществе, на место силы устанавливается такой правовой порядок, при котором вся общественная жизнь подчиняется началу разумной целесообразности. Борьба за интерес, основанная на эгоистическом начале, постепенно приводит к самоограничению эгоизма, в смысле согласования собственных интересов с интересами других, — а это согласование создает общие основы жизни, одинаковые для слабых и сильных. Согласование производят специальные органы, стоящие над отдельными силами и руководящие общественной жизнью. Выходя из тех же основ, другая группа писателей того же направления (в особенности Меркель) отказывается видеть в развитии П., возникающего из соотношения сил, постепенное развитие этического порядка отношений. Признавая, что вместе со столкновениями из-за интересов возникает в общественной жизни и стремление к установлению нейтральной почвы для примирения противоречивых притязаний, эти писатели полагают, однако, что роль нейтральных инстанций крайне ограничена и никогда не может сделаться преобладающей в правовом творчестве. П. не может отрешиться от воздействия частных борющихся сил, не может отыскать точку опоры вне того мира противоположных интересов, к которому оно само принадлежит и из которого черпает свою силу. «Человеческие интересы не гармонируют между собой. Глубокие контрасты, вытекающие не из различия воззрений на добро и зло, а из сложности человеческой природы и условий человеческого существования, непреодолимы. Развитие культуры приводит некоторые интересы во взаимную зависимость, но не может уничтожить противоречий вообще. Более зрелая культура приносит с собой противоречия даже более глубокие и более разнообразные; при этом сохраняют свое значение и более общие противоречия — старого и нового, личности и государства. Немыслимо, поэтому, чтобы П. когда-либо одновременно воздало должное всем законным интересам. Столь же мало способно оно одинаково урезать все притязания, ибо для этого не существует никакого масштаба. Оно неизменно будет содержать в себе элементы внутренне не обоснованного предпочтения, т. е. элементы партийности и несправедливости. И эта партийность всегда будет служить выражением различия сил: предпочтение всегда будет выпадать на долю более сильной партии. Сообразно с этим, П. имеет характер компромисса. Как всякий компромисс, оно покоится на признании законности притязаний обеих сторон — и, как всякий компромисс, указывает на соотношение сил обеих сторон». Происходит изменение в составе сил — изменяется и характер юридических норм: нормы, одинаково обеспечивавшие интересы всех, могут вновь обратиться в привилегии немногих и из двухсторонних стать односторонними. И государство, с этой точки зрения, не является твердой опорой П. «На место войны в государсгве выступает борьба партий, в которой победа, как и в первом случае, выпадает на долю более сильной стороны. За борьбой партий вырисовывается, однако, гражданская война: попытка надолго обессилить могущественные партии послужила бы вызовом, толчком к возникновению такой войны. В конституционных государствах политические выборы и баллотировки являются примерными состязаниями, в которых партии меряются силами. Законодатель, который возводит результат этой борьбы в обязательную норму, напоминает нейтральных судей при военных маневрах. Они констатируют, какая партия одержала бы верх в действительной борьбе — и тем указывают направление, в котором должна развиваться будущая борьба». Не стоит независимо от партий и верховная власть, как бы она ни была организована. Сводя П. с неба на землю (слова Иеринга) и, в последнем выражении, лишая его всякого идеального смысла, названные теории сохраняют, однако, в борьбе за П. значение человеческой личности. И они, подобно идеалистическому пониманию П., делают ее центром, направляющим и сосредоточивающим борьбу. Культурный рост личности, с точки зрения этого взгляда, подает надежду на установление если не незыблемого правового, то нравственного порядка, в котором борьба будет носить идеальный характер. Именно так смотрят на дело теория анархизма, отрицая П. и считая добровольные соглашения и нравственность достаточной гарантией общественного порядка. Третья группа мнений идет еще дальше. Она резко подчеркивает основной стимул борьбы интересов, имеющей место в общественной жизни — экономический. Она прямо указывает — чего нет у Иеринга и Меркеля, — то, в силу чего ведется вся общественная борьба: интересы производства материальных благ, необходимых для существования человека, т. е. интересы питания и размножения. Удовлетворение этих потребностей совершается человеком в общественной жизни. «Основу всей общественной жизни составляет коллективное добывание нужных для существования средств и гармоническое производство полезных и возвышающих человека благ. От способа совместной деятельности людей, направленной к поддержанию и улучшению их жизни, зависит необходимо обусловливаемая им форма человеческого сообщества — общественный строй. П. народа, как направляющая норма совместной жизни и деятельности, есть ни что иное, как орудие в борьбе за существование, ведущейся сообща и единодушно. В сравнении с социальным хозяйством П. должно отступить на задний план. Оно занимает зависимое, служебное, подчиненное положение; иначе оно теряет всякий смысл. Общественное хозяйство обусловливает его и руководит им. Хозяйство, будучи материей социальной жизни, есть истинно реальная, действительная субстанция П. От особенностей хозяйственных условий зависят особенности правового строя. Если, поэтому, в социальном хозяйстве группы людей происходят значительные перемены, то они делают необходимым соответствующее изменение существующего правового строя. Так как П., с этой точки зрения, признается добавочным орудием в борьбе за существование, служащим лишь к правильному пользованию хозяйственными условиями, то изменение, происшедшее в правовой организации, может быть объяснено и определено лишь в качестве следствия метаморфоз социального хозяйства, вызвавших необходимость изменения этого П.» (изложение Штаммлера). Подтверждение этой роли хозяйства, как основного фактора правообразования, черпается из исторических наблюдений над развитием социальной жизни (см. Семья, Собственность). Будучи противоположны друг другу принципиально, идеалистическое и реалистическое понимание П. не могут быть примирены между собой. Их различие, кроме того, опирается и на различие методов изучения П. (см. Юриспруденция). Современная борьба обоих направлений сводится, поэтому, на чисто философскую борьбу мировоззрений (Штаммлер). По поводу реалистического направления нельзя не сделать, однако, следующие замечания. Образуясь, между прочим, под влиянием борьбы сил, выросших на экономической почве, П. стоит, конечно, в зависимости от этих сил в том их виде, в каком они существуют в данном обществе. Но общественное развитие направляется не только силами, действующими внутри общества, но и вне его стоящими факторами, вызывающими по преимуществу заботу о защите внутреннего общественного порядка от нападений со стороны. Правда, борьба между народами и государствами также обусловливается, между прочим, хозяйственными мотивами, отысканием необходимых средств существования и места сбыта произведенных продуктов. Но внутри каждого общества организация защиты от внешних врагов непосредственно действует на строй сложившихся в нем отношений, сплачивая ради одной цели противоположные силы, вызывая некоторые из них к жизни и усиливая другие. Иными словами, политический строй общества является самостоятельным фактором внутри жизни данного общества. Крупные земельные имения образовались до создания феодализма, но массовая раздача земель служилым людям, превратившая все мелкие земельные хозяйства общин и отдельных собственников в крупные поместья, вызвана к жизни переходом от пешего войска к конному, ставшему необходимым для борьбы с кочевниками, напавшими на Европу. Не будь этого фактора, соотношение сил в европейском обществе эпохи феодализма могло бы быть иным. И теперь, не заставляет ли потребность внешней защиты сильные партии делать уступки слабым и вырабатывать общий порядок, покоящийся на сознании солидарности отношений? По мнению некоторых представителей названного направления, в образовании строя экономических и правовых отношений участвует и человеческое сознание: если в известные эпохи законы экономического развития действовали, не понимаемые человеком, и потому направляли его поступки вопреки его ведому и воле, то на известной ступени развития та же самая экономическая эволюция приводит к тому, что люди начинают понимать характер этих сил и разумно приспособлять к ним свои действия. Отсюда ясно, что органам, представляющим начала общественной солидарности, и «нейтральным инстанциям», произносящим приговор об отношениях борющихся сил, следует придать большее значение, чем какое ему отводит Меркель; в них можно видеть фактор, который, опираясь на развившееся сознание о необходимости П., способен творить последнее не только в виде компромисса. Представители идеалистического понимания присоединяют к этому, что справедливость сама по себе — сила, торжество которой на земле зависит не от одного сосредоточения власти в руках нейтральных инстанций, но и от присущей ей способности овладевать сердцами людей и пробивать себе дорогу, несмотря на препятствия. Как бы то ни было, спорность понятия П. не подлежит сомнению и отражается на современном догматическом учении о П. и его «источниках» (см. соотв. статью и П. обычное), на его делении (публичное и частное, объективное и субъективное; см. Субъективное П. и Воля в области гражд. П.) и на всем ходе его изучения. См. Юриспруденция, Публичное П., Справедливость. Литература. Bierling, «Zur Kritik der juristischen Grundbegriffe» (1877—83); его же, «Prinzipienlehre» (1895); Regelsberger, «Pandecten, I» (пер. той их части, которая относится к учению о П. издан по русски: «Общее учение о П.», М., 1897); Ihering, «Zweck i m Recht», «Kampf um‘s Recht», «Geist der Röm. Rechts»; Merkel, «Juristische Encyklopä die» (1885), «Elemente der allgemeinen Rechtslehre» (в Holtzendarff‘s «Encyklop ädie der Rechtswiss.», 1895), «Recht and Macht» («Jahr. für Gesetzgeb., Verw. und Volkswirts ch.», V Jahrg.; русск. пер., Одесса, 1896); Iellineck, «Die socialethische Bedeutung v. Recht, Unrecht und Strafe» (B., 1878); Stammler, «Wirtschaft u. Recht nach materialist. Geschichtsauffassung» (Лпц., 1896; ср. ст. Булгакова по поводу этой книги — «О закономерности социальных явлений», «Вопросы Фил. и Психологии», 1896, VII); Schmoller, «Wirtschaft, Sitte u. Recht» (в «Ueber einige Grundfragen der Socialpolitik», Лпц., 1898); Thon, «Rechtsnorm und subjectives Recht» (1879); Dahn, «Die Vernunft im Rech tr, Fouillee, «L‘idée moderne du droit» (П., 1883); Коркунов, «Лекции по общей теории П.» (4 изд., СПб., 1897); Муромцев, «Определение и основное разделение П.» (М., 1879), «Образование П. по учеаниям немецких юристов» (М., 1886); Новгородцев, «Историческая школа юристов» (М., 1896); Чичерин, «Собственность и государство» (М., 1882); Шершеневич, «Определение понятия о П.» .(Казань, 1896). В. Н.

ПРАВО

ПРАВО система социальных норм и отношений, охраняемых силой государства. Тесная связь с государством — осн. отличие П. от правил поведения в. смотреть

ПРАВО

специфическая форма общественных отношений, особый вид социальной регуляции. В истории и теории П. есть две принципиально различные позиции в понимании специфики права и присущих ему особенностей, два разных подхода в трактовке сущности и понятия П., т.е. два типа правопонимания: юридический (от ш$ — право) и легистский (от 1ех — закон). Согласно легистскому подходу под П. имеется в виду продукт государства (его власти, воли, усмотрения, произвола): П. — приказ (принудительное установление, правило, норма, акт) официальной (государственной) власти, и только такой властный приказ есть П. То есть П. сводится к принудительно-властным установлениям, к формальным источникам так называемого позитивного П. (законам, указам, постановлениям, обычному праву, судебному прецеденту и т.д.), т.е. к закону (в собирательном смысле) — к тому, что официально наделено в данное время и в д а н н о м месте з а к о н н о й (властно-принудительной) силой. П., по легизму, не имеет собственной объективной (независимой от власти) природы, сущности и специфики, своего собственного принципа. П. про- изводно от государства, и его принципом (сущностным признаком и отличительной особенностью) является властная сила, обеспеченность властным принуждением. Такое легистское отождествление П. и закона (позитивного П.) присуще всем направлениям и вариантам так называемого юридического позитивизма (и неопозитивизма), который, по существу, является не юридическим, а именно легистским позитивизмом. Легистское (позитивистское) правопонимание характерно для разного рода этатистских, авторитарных, деспотических, диктаторских, тоталитарных подходов к П. Легистское правопонимание (во всех его вариантах — от старого легизма и этатистского толкования П. до современных аналитических и нормати- вистских концепций неопозитивизма), отождествляя П. и закон (позитивное П.), отрывает закон как правовое явление от его правовой сущности, отрицает объективные правовые свойства, качества, характеристики закона, трактует его как продукт воли (и произвола) законоустанавливающей власти. Причем принудительность как отличительный признак П. трактуется не как следствие каких-либо объективных свойств и требований П., а как исходный правообразующий и правоопределяющий фактор, как силовой (и насильственный) первоисточник права. Сила власти здесь рождает насильственное, приказное П. Истина о П., согласно легизму, дана в законе, выражающем волю, позицию, мнение законодателя (суверена, государства). Поэтому искомое истинное знание о П. носит характер мнения, хотя и официально-властного мнения. По логике такого правопонимания, одна только власть, создающая П., действительно знает, что такое П. и чем оно отличается от неправа. Наука же в лучшем случае может адекватно постигнуть и выразить это воплощенное в законе (действующем П.) властно-приказное мнение. Теоретико-познавательный интерес легизма полностью сосредоточен на действующем (позитивном) П. Все, что выходит за рамки эмпирически данного позитивного П., все рассуждения о сущности, идее, ценности права и т.д. позитивисты отвергают как нечто метафизическое, схоластическое и иллюзорное, не имеющее правового смысла и значения. Позитивистская гносеология тем самым, по существу, отвергает теорию П. и юриспруденцию (правоведение) и признает лишь учение о законе, законоведение, предметом которого является позитивное П., а целью и ориентиром — догма права, т.е. совокупность непреложных основных положений (устоявшихся авторитетных мнений, позиций, подходов) о действующем (позитивном) П., о способах, правилах и приемах его изучения, толкования, классификации, систематизации, комментирования и т.д. Конечно, изучение, комментирование, классификация и иерархизация источников позитивного П., выявление их нормативного содержания, систематизация этих норм, разработка вопросов юридической техники, приемов и методов юридического анализа и т.д., т.е. все то, что традиционно именуется юридической догматикой (догмой П.) и относится к особой сфере профессиональной компетентности, мастерства и «ремесла» юриста, представляют собой важную составную часть познания П. и знания о действующем П. Но позитивистское ограничение учения о П. разработкой догмы П., по существу, означает подмену собственно научного исследования П. его формально- техническим описательством. Позитивистская гносеология закона (действующего П.) при этом ориентирована не на познание сущности закона, не на получение какого-то нового (отсутствующего в самом фактически данном законе) знания о действующем П., а на описание его как собственно уже познанного и зна- емого объекта. Все знание о П., согласно такому пра- вопониманию, уже официально дано в самом позитивном П., в его тексте, и основная проблема позитивистского учения о П. состоит в правильном толковании текста закона и надлежащем изложении имеющегося в этом тексте официально-правового знания, мнения и позиции законодателя. С этим связан и повышенный интерес позитивистов (особенно представителей аналитической юриспруденции) к лингвистическим и текстологическим трактовкам закона при явном игнорировании его правового смысла и содержания. При таком подходе юридическая гносеология подменяется легистской лингвистикой, согласно которой разного рода непозитивистские понятия, идеи и концепции (типа сущность П., идея П., естественное П., неотчуждаемые права человека и т.д.) — это лишь ложные слова, языковые иллюзии и софизмы, результат неверного словоупотребления. Для юридического типа правопонимания, напротив, характерна та или иная версия (вариант) различения П. и закона (позитивного П.). При этом под П. (в той или иной форме) имеется в виду нечто объективное, независящее от воли, усмотрения или произвола з а к о н о у с т а н а в л и в а ю щ е й (государственной) власти, т.е. определенное, отличное от других, социальное явление (особый социальный регулятор и т.д.) со своей объективной природой, своей сущностью и отличительными особенностями, словом — со своим особым принципом. В рамках самого юридического (антилегистского) типа правопонимания можно выделить два разных подхода: 1) естественно- правовой подход, исходящий из признания естественного П., которое противопоставляется позитивному П. (сам термин «позитивное П.» возник в римской и утвердился в средневековой юриспруденции); 2) ли- бертарно-юридический подход, который исходит из различения П. и закона (позитивного П.) и под П. (в его различении и соотношении с законом) имеет в виду не естественное П., а бытие и нормативное выражение (конкретизацию) принципа формального равенства (как сущности и отличительного принципа П.). При этом принцип формального равенства трактуется и раскрывается как единство трех основных компонентов правовой формы (П. как формы отношений) — абстрактно-всеобщего равенства (равной для всех нормы и меры), свободы и справедливости. Как составные моменты принципа формального равенства (а потому и компоненты правовой формы отношений) все элементы данного триединства (равная мера, свобода и справедливость) в рамках либертарно-юри- дического правопонимания носят чисто и последовательно формальный характер, поскольку П. как форму отношений не следует смешивать с фактическим содержанием этих отношений. Названные элементы не только дополняют, но и предполагают, подразумевают друг друга, ибо являются лишь различными проявлениями (разными аспектами и формами проявления) единого правового начала — принципа формального равенства (а вместе с тем — и правовой формы отношений). Такой формально-юридический подход к П., последовательно отделяющий правовую форму (П. как форму) от опосредуемого этой формой фактического (эмпирического) содержания, является либер- тарным (либертарно-юридическим), поскольку П. (а вместе с ним и государство) здесь понимается и трактуется как всеобщая и необходимая форма свободы. Согласно либертарно-юридическому (формально- юридическому) правопониманию, П. — это форма отношений равенства, свободы и справедливости, определяемая принципом формального равенства участников данной формы отношений. Везде, где есть (действует) принцип формального равенства (и конкретизирующие его нормы), там есть (действует) П., правовая форма отношений. Формальное равенство как принцип П. и есть правовое начало, отличительное свойство и специфический признак П. В П. нет ничего, кроме принципа формального равенства (и конкретизации этого принципа). Все выходящее за рамки этого принципа и противоречащее ему является неправовым или антиправовым. Для сторонников естественно-правовых идей естественное П. (в его религиозной или светской трактовке с позиций теологии, этики, юриспруденции или философии П.) — это единственное, исходно подлинное П., коренящееся в объективной природе — в природе бога или человека, в физической, социальной или духовной природе, в «природе вещей» и т.д. Оно воплощает собой начала разумности, нравственности и справедливости. В отличие от него позитивное П. рассматривается ими как отклонение (а зачастую — как отрицание) от естественного П., как искусственное, ошибочное или произвольное установление людей (официальных властей). Согласно такому подходу, собственно П. (П. по его смыслу, сущности и понятию) является именно и только естественное П. С точки зрения либертарной (формально- юридической) теории правопонимания (различения права и закона, юридического и легистского типов правопонимания и т.д.), естественно-правовому подходу присущи как достоинства (наличие некоторых моментов юридического правопонимания, правда, без должного теоретического осознания и выражения), так и недостатки (смешение П. с неправовыми явлениями — моралью, нравственностью, религией и т.д., отсутствие четкого критерия отличия П. от всего неправового, трактовка равенства, свободы и справедливости не как специфических формально- правовых понятий, свойств и характеристик, а как фактически-содержательных моральных феноменов или смешанных морально-правовых, нравственно- правовых, религиозно-правовых и т.д. явлений). В естественно-правовых концепциях основные теоретико- познавательные усилия направлены на утверждение той или иной версии естественного П. в его разрыве и противостоянии (в качестве «подлинного » П.) действующему позитивному П. При таком подходе вне поля внимания остаются сама идея правового закона и в целом аспекты взаимосвязи естественного и позитивного П., проблемы приведения действующего П. в соответствие с положениями и требованиями естественного П. и т д . Представителей юснатурализма интересует не столько действующее П. и его совершенствование в соответствии с требованиями естественного П., сколько само естественное П. и его утверждение в качестве исходно данного природой (божественной, космической, физической, человеческой и т.д.) «истинного права», которое, по такой логике, также и действует естественно. Отсюда и присущее юснатурализму представление о двух одновременно и параллельно дейстэующих и конкурирующих между собой системах П. — подлинного, истинного, естественного П. и неподлинного, неистинного, искусственного (позитивного) П. В аксиологическом, онтологическом и гносеологическом планах естественное П. (и традиционное, и «возрожденное») трактуется его сторонниками как воплощение объективных свойств и ценностей «настоящего » П., как должный образец, цель и критерий для оценки позитивного П. и соответствующей правоустанавливающей власти (законодателя, государства в целом), для определения их естественно-правовой значимости, ценности. При этом естественное П. понимается как уже по своей природе нравственное (религиозное, моральное и т.д.) явление и исходно наделяется соответствующей абсолютной ценностью. В понятие естественного П., таким образом, наряду с теми или иными объективными свойствами П. (принципом равенства людей, их свободы и т.д., которые, правда, трактуются не формально-юридически, а фактически-содержательно) включаются и различные моральные (религиозные, нравственные) характеристики. В результате такого смешения П. и морали (религии и т.д.) естественное П. предстает как симбиоз различных социальных норм, как некий цен- ностно-содержательный, нравственно-правовой (или — морально-правовой, религиозно-правовой) комплекс, с позиций которого выносится то или иное (как правило, негативное) ценностное суждение о позитивном П. и позитивном законодателе (государственной власти). При естественно-правовом подходе позитивное П. и государство рассматриваются и оцениваются не столько с точки зрения собственно правового критерия (тех объективных правовых свойств, которые присутствуют в соответствующей концепции естественного права), сколько, по существу, с этических позиций, с точки зрения представлений автора данной концепции о нравственной (моральной, религиозной и т.д.) природе и нравственном содержании настоящего П. Для л и б е р т а р н о г о ( ф о р м а л ь н о — ю р и д и ч е с к о го) подхода существенное значение имеет различение (несмешение) формального и фактического. Дело в том, что, по логике вещей, только формальное может быть всеобщим, обладать свойством всеобщности, тогда как никакая фактичность (фактическое содержание) не может быть всеобщностью, и всякое фактическое — это, по определению, нечто частное. Поэтому, будучи только формальным предметом (специфической формой, особой формальностью), П. может обладать качеством всеобщности, быть абстрактно- всеобщей формой отношений и т.д. Естественно-правовой юридичности (из-за смешения формального и фактического при трактовке естественного П.) как раз недостает надлежащей формальности (и всеобщности), а легистской формальности (и всеобщности) — необходимой юридичности (собственно правового начала, правовых свойств). В рамках либертарного (формально-юридического) подхода — благодаря последовательному различению формального и фактического (фактически-содержательного) — при трактовке П. (и правовой формы) преодолевается такой существенный недостаток естественно-правового подхода (который, кстати говоря, верно отмечают и легисты), как смешение П. и неправовых явлений, правовой формы и фактического содержания, формального и фактического, формально-правового и фактически-содержательного. Здесь вместе с тем — в отличие от легиз- ма — П. (правовая форма) трактуется не как пустая («чистая» в кельзеновском смысле) форма, годная для любого произвольного содержания (нормативного и фактического), а к а к специфическая форма, обладающая особыми формализованными (формально-содержательными) характеристиками и свойствами, отличающими П. от неправа, правовую форму от неправовых форм. Иначе говоря, либертарный формально- юридический подход — это содержательное понимание, определение и толкование права, но оно формально- содержательно (содержательно в плоскости формальных свойств и характеристик, формализованных смыслов и значений), а не фактически-содержательно, т.е. не смешивает правовую форму и фактическое (неправовое) содержание. П., согласно либер- тарной трактовке, обладает такими формально-содержательными (но не фактически-содержательными) свойствами и характеристиками, как формально- всеобщая равная мера, свобода, справедливость. Именно благодаря обладанию этими формально-содержательными характеристиками (компонентами), выражающими смысл принципа формального равенства, форма приобретает свое правовое свойство, свое специфическое качество именно правовой формы, отличной от всякой другой формы, от форм моральных, религиозных или принудительно-приказных (силовых, произвольных) отношений и т.д. Такая формально-юридически специализированная и квалифицированная форма выражает специфику и существо правового типа отношений и правового способа регуляции. Правовая форма (и П. в целом), таким образом, это не просто форма приказа и долженствования, не пустая и всеядная форма, допускающая любое (в т.ч. — и произвольное) фактическое содержание, как это имеет место у легистов (особенно последовательно — в неопозитивистском «чистом учении о праве» Г. Кельзена), а юридически определенная форма, включающая в себя и выражающая свойства и требования П. и тем самым отвергающая все антиправовое. Под «формальным» при этом имеется в виду формальность (формальные характеристики) П. в его различении с законом (позитивным П.), а не позитивистски трактуемая формальность произвольного закона (позитивного П.), когда полностью отрицаются объективные (независящие от официальной власти) свойства и отличительные особенности правовой формы. Под «юридическим» же имеются в виду не естественное или позитивное П., не «юридическое » в естественно-правовом или легистском толковании, а либертарно понимаемое П. в его различении или совпадении с законом (позитивным П.), т.е. «юридическое» — в смысле приведенной трактовки принципа формального равенства. В рамках либертарного (формально-юридического) подхода удержаны, учтены в преобразованном виде и развиты дальше (с позиций более абстрактной, более последовательной и в этом смысле более «чистой » юридической теории правопонимания) моменты (элементы) как естественно-правового юридизма, так и легистского формализма. Представители легистско- го правопонимания, односторонне (хотя зачастую и верно) критикуя недостатки естественно-правового подхода, отвергают в принципе неприемлемые для них положения и достижения естественно-правовой мысли в плане юридического (антилегистского) правопонимания. Сторонники естественно-правового подхода, в свою очередь, в силу противопоставления естественного и позитивного П. концентрируют внимание прежде всего на своей трактовке непозитивного и антипозитивного (естественного) П. и критике позитивистского правопонимания, во многом игнорируя его контрдоводы (в т.ч. и резонные) и достижения. Либертарно-юридическая теория различения и соотношения (расхождения, совпадения) П. и закона и соответствующего правопонимания свободна от антагонизма между легизмом и юснатурализмом и включает в себя (в качестве надлежащим образом трансформированных моментов формально-юридического право- понимания) релевантные достижения обоих подходов. Эта теория, отвергая как легистское сведение П. к закону, так и разделение П. на естественное и позитивное, вместе с тем признает и учитывает познавательно значимые положения и позитивистских, и естественно- правовых учений о П. и законе. По-своему преодолевая недостатки этих учений и удерживая их достижения, либертарная теория трактует различение П. и закона как необходимое основание для адекватного понимания смысла их соотношения и, в конечном счете, надлежащего синтеза свойств права и закона в искомой форме правового закона (т.е. позитивного П., соответствующего объективному смыслу и принципу П.). Такая формально-юридическая концепция правового закона, сформулированная с позиций либерта- ризма, недостижима с позиций легизма или юснатура- лизма, которые по своим исходным основаниям закрыты для подобного синтеза и соответствующего синтетического (юридически содержательного и вместе с тем — строго формального) правопонимания. В рамках юридико-либертарной концепции правопонимания внутреннее единство юридической онтологии, аксиологии и гносеологии обусловлено тем, что в их основе лежит один и тот же принцип формального равенства, понимаемый и трактуемый нами как исходное начало юридической онтологии (что есть право?), аксиологии (в чем ценность права?) и гносеологии (как познается право?). При этом существенно то обстоятельство, что абстрактно-всеобщая равная мера, свобода и справедливость только в их формальном (формально-правовом) выражении и значении, т.е. только в качестве особых форм выражения и проявления общего смысла принципа формального равенства (и не противореча ему), могут войти в единое, внутренне согласованное и непротиворечивое понятие П. и быть составными компонентами, свойствами и характеристиками всеобщей правовой формы общественных отношений. Основанные на либертарном пра- вопонимании различные определения понятия П. представляют собой разные направления конкретизации смысла принципа правового равенства и выражают единую (и единственную) сущность П. Причем каждое из этих определений предполагает и другие определения в общесмысловом контексте принципа правового равенства. Отсюда и внутренняя смысловая равноценность таких внешне различных определений, как: 77. — это формальное равенство; П. — это всеобщая и необходимая форма свободы в общественных отношениях людей; П. — это всеобщая справедливость. Эти определения П. через его объективные сущностные свойства выражают в целом природу, смысл и специфику П., фиксируют понимание П. как самостоятельной сущности, отличной от других сущностей. Как эти объективные свойства П., так и характеризуемая ими сущность П. относятся к определениям П. в его различении с законом, т.е. не зависят от воли законодателя. К этим исходным сущностным определениям П. (или к определениям сущности П.) в процессе так называемой позитивации П., его выражения в виде закона, добавляется новое определение — властная общеобязательность того, что официально признается и устанавливается как закон (позитивное П.) в определенное время и в определенном социальном пространстве. Но закон (то, что устанавливается как позитивное П.) может как соответствовать, так и противоречить П., быть (в целом или частично) формой официально- властного признания, нормативной конкретизации и защиты как П., так и иных (неправовых) требований, дозволений и запретов. Только как форма выражения П. закон (позитивное П.) представляет собой правовое явление. Благодаря такому закону принцип правового равенства (и вместе с тем всеобщность справедливости и равной меры свободы) получает государственно- властное, общеобязательное признание и защиту, приобретает законную силу. Лишь будучи формой выражения объективно обусловленных свойств П., закон становится правовым законом. Правовой закон это и есть П., получившее официальную форму признания, конкретизации и защиты, словом — законную силу, т.е. искомое позитивное П., обладающее объективными свойствами П. Правовой закон — это адекватное выражение П. в его официальной признанности, общеобязательности, определенности и конкретности, необходимых для действующего позитивного П. Реальный процесс «позитивации» П., его превращения в закон, наряду с необходимостью учета отмеченных объективных свойств и требований П., зависит от многих других объективных и субъективных факторов (социальных, экономических, политических, духовных, культурных, собственно законотворческих и т.д.). И несоответствие закона праву может быть следствием правоотрицающего характера строя, антиправовой позиции законодателя или разного рода его ошибок и промахов, низкой правовой и законотворческой культуры и т.д. В борьбе против правонарушающего закона в процессе исторического развития свободы, П. и государственности сформировались и утвердились специальные институты, процедуры и правила как самой законотворческой деятельности ( ив целом процесса «позитивации» П.), так и авторитетного, эффективного контроля за соответствием закона праву (система сдержек и противовесов в отношениях между различными властями, общесудебный, конституционно- судебный, прокурорский контроль за правовым качеством закона и т.д.). Согласно либертарно-юридическому подходу общеобязательность закона обусловлена его правовой природой и является следствием общезначимости объективных свойств П., показателем социальной потребности и необходимости властного соблюдения, конкретизации и защиты принципа и требований П. в соответствующих официальных актах и установлениях. И именно потому, что, по логике вещей, не П. — следствие официально-властной общеобязательности, а, наоборот, эта обязательность — следствие П. (государственно- властная форма выражения общезначимого социального смысла П.), такая общеобязательность выступает как еще одно необходимое определение П. (а именно — П. в его совпадении с законом, П. в виде закона) — в дополнение к исходным определениям объективных свойств П. Смысл этого определения состоит не только в том, что правовой закон обязателен, но и в том, что общеобязателен только правовой закон. Даже самая краткая дефиниция общего понятия правового закона, т.е. позитивного П., соответствующего объективным требованиям П., должна включать в себя, как минимум, два определения, первое из которых содержало бы одну из характеристик П. в его различении с законом, а второе — характеристику П. в его совпадении с законом. С учетом этого можно сформулировать ряд соответствующих дефиниций. Так, позитивное П., соответствующее объективным требованиям П. (закон в его совпадении с П.) можно определить (т.е. дать краткую дефиницию его общего понятия) как общеобязательное формальное равенство; как равную меру (или масштаб, форму, норму, принцип) свободы, обладающую законной силой; как справедливость, имеющую силу закона. В более развернутом виде (с учетом всех субстанциальных характеристик П.) общее понятие такого позитивного П. (правового закона) можно определить как общеобязательную форму равенства, свободы и справедливости. То же самое либертарно-юридическое понятие П. на более привычном языке можно выразить как общеобязательную <т.е. обеспеченную государственной защитой) систему норм равенства, свободы и справедливости. В обобщенном виде можно сформулировать следующее общее определение: П. —это система норм, установленных (или санкционированных) государством и выражающих требования принципа анормального равенства. Или более кратко. П. — это общеобязательная система норм, соответствующих принципу формального равенства. Необходимость того, чтобы объективные требования и объективная общезначимость П. были признаны, нормативно конкретизированы и защищены государством, дополнены его официально-властной общеобязательностью, демонстрирует внутреннее сущностное единство и необходимую связь П. и государства. Государство, по смыслу юридкко-либертарного правопонимания, выступает как правовая форма организации суверенной публично-политической власти свободных людей, как публично-правовой институт, необходимый для возведения общезначимого П. в общеобязательный закон с надлежащей санкцией, для установления и защиты правового закона. Насилие, согласно такому подходу, правомерно лишь в форме государственной санкции правового закона. П. и государство, таким образом, — это взаимосвязанные всеобщие и необходимые формы соответственно нормативного и институционального (организационно- властного) бытия, признания, выражения и осуществления свободы людей в их социальной жизни. Исторически генезис свободы (и появление в мире свободных индивидов) связан с процессом разложения первобытного общества и его дифференциации на свободных и несвободных (рабов). П. и государство, пришедшие на смену нормам и институтам власти первобытного общества, как раз и представляют собой необходимую (и пока что до сих пор единственно возможную) форму нормативного и институционального признания, выражения и защиты этой свободы в виде правосубъектности индивидов в частных и публично- властных делах и отношениях. Последующий всемирно- исторический прогресс свободы — это одновременно и прогресс необходимых правовых и государственных форм бытия, закрепления и осуществления этой свободы. Отмеченное сущностно-понятийное единство П. и государства в рамках либертарной концепции право- понимания и юриспруденции, помимо рассмотренных онтологических и гносеологических аспектов, охватывает и соответствующую аксиологическую проблематику. Согласно данной концепции ценность действующего (позитивного) П. и реально наличного (фактического, эмпирического) государства определяются по единому основанию и критерию, а именно с позиций правовых ценностей (П. как ценности). П. при этом выступает не как неформализованный (формально- фактический) носитель моральных (или смешанных морально-правовых) ценностей, что характерно для естественно-правового подхода, а как строго определенная форма именно правовых ценностей, как специфическая форма правового долженствования, отличная от всех других (моральных, религиозных и т.д.) форм долженствования и ценностных форм. Такое понимание ценностного смысла П. (П. как формы долженствования равенства, свободы и справедливости) принципиально отличается и от позитивистского подхода, поскольку речь идет о долженствовании не только в значении общеобязательности, властной императивности и т.д., но и в смысле объективной ценностной общезначимости П., в смысле ценностно-правового долженствования. П. здесь — цель и должное для закона (позитивного П.) и реального государства, а закон (позитивное П.) и государство должны быть ориентированы на воплощение и осуществление требований П., поскольку именно в этом состоят их цель, смысл, значение. Закон (позитивное П.) и государство ценны лишь как правовые явления. В этом ценностно-целевом определении и оценке закон (позитивное П.) и государство значимы лишь постольку и настолько, поскольку и насколько они причастны П., выражают и осуществляют цель П., ценны в правовом смысле, являются правовыми. Поэтому цель П. как ценностно-должного в отношении закона (позитивного П.) и эмпирического государства можно сформулировать в виде следующего ценностно- правового императива: закон (позитивное П.) и го- сударство должны быть правовыми. Правовой закон и правовое государство — это, следовательно, правовые цели — ценности для реального закона (позитивного П.) и государства. Эти правовые ценности нашли свое признание и закрепление в новой, постсоветской российской Конституции 1993, для которой характерен своеобразный естественно-правовой вариант юридического право- понимания. Своеобразие это состоит в том, что исходное правовое начало, согласно Конституции, представлено в правах и свободах человека. Причем в конституционном правопонимании сочетаются два компонента: юридико-аксиологический (права и свободы человека как высшая ценность) и естественно-правовой (прирожденный характер и неотчуждаемость основных прав и свобод человека). Оба компонента такого гуманистического правопонимания исходят именно из индивидуальных (а не коллективистских, классовых, групповых и тд.) прав и свобод. Принципиальная ориентация новой Конституции на права и свободы человека как на исходное правовое начало — это не просто прагматический учет уроков нашего прошлого и современных международно-правовых требований в данной области, но и по сути своей верная и обоснованная правовая позиция, поскольку права человека — необходимый компонент и критерий реальности всякого П. Разумеется, права и свободы человека как определенный правовой принцип и реальное правовое содержание — явление социально- историческое, общественное, а не непосредственно природное. Это, казалось бы, плохо согласуется с естественно- правовым положением Конституции о том, что основные права и свободы человека принадлежат каждому от рождения. Но данное положение вовсе не отрицает социально-исторический смысл и характер прав и свобод человека и П. в целом. С юридической точки зрения ясно, что с рождением человека как естественным явлением (событием) Конституция связывает момент принадлежности, а не происхождения прав и свобод человека. Использование в Конституции новой естественно-правовой конструкции прирожденных прав и свобод человека, по существу, направлено против ранее господствовавших в теории и практике представлений об октроированном (дарованном сверху официальными властями) характере прав людей. Определенная стилизация под естественное П. носит здесь подчеркнуто антиэтатистский характер и призвана продемонстрировать исходную и безусловную свободу, правомочность и правосубъектность любого человека (человека как человека) в его отношениях со всеми остальными — государством, обществом, другими людьми. Положения Конституции о правах и свободах человека, по логике и смыслу юридического типа правопонимания, имеют двоякое значение: эти положения значимы не только в плане проблем индивидуальной правоспособности и правосубъектности, н о о н и — в качестве исходных правовых начал — имеют одновременно и всеобщее регулятивное значение и выступают как общеобязательный правовой стандарт и конституционное требование к правовому качеству официальных нормативных актов (т.е. позитивного П. в целом), к организации и деятельности всего государства, всех ветвей государственной власти и должностных лиц. В этом своем общерегулятивном значении конституционные положения о правах и свободах человека являются наиболее важным и, в конечном счете, единственным настоящим критерием наличия или отсутствия, соблюдения или отрицания П. вообще, критерием правового характера действующего законодательства (законов и всех других источников позитивного П.) и правового характера государства. Лит.: Нерсесянц В.С. Различение и соотношение права и закона как междисциплинарная проблема / / Вопросы философии права. М., 1973; Его же. Право и закон. Из истории правовых учений. М., 1983; Его же. Наш путь к праву. От социализма к цивилизму. М., 1992; Его же. Право — математика свободы. М., 1996; Его же. Философия права. М., 1997; Его же. Общая теория права и государства. М., 1999; Лившиц Р.З. Современная теория права. Краткий очерк. М., 1992; Кудрявцев В.Н., Керимов ДА. Право и государство (Опыт фи- лософско-правового анализа). М., 1993; Четвернин В А. Демократическое конституционное государство: введение в теорию. М., 1993; Его же. Понятия права и государства. М., 1997; Топорнин Б.Н. Вступительная статья / / Конституция Российской Федерации. Комментарий / Под общей ред. Б.Н. Топорнина, Ю.М. Батурина, Р.Г. Орехова. М., 1994; Теория права и государства. М , 1995; Спиридонов Л.И. Теория государства и права. СПб., 1995; Общая теория права и государства. М., 1996; Проблемы ценностного подхода в праве: традиции и обновление. М., 1996; Политико-правовые ценности: история и современность / Под ред. В.С. Нерсесянца. М, 2000. В.С. Нерсесянц . смотреть

ПРАВО

1. (в суб’єктивному значенні) ім right; title; (влада, повноваження) authority; power • бути наділеним правом to be vested with a right (with authority) • визначати

to ascertain (determine) a right • виконувати свої права примусово (в судовому порядку) to enforce one’s rights • використовувати своє

to exercise one’s right • відмовлятися від права to abandon (disclaim, drop, remise, renounce, resign, surrender, waive) a right; quitclaim • відновлювати (когось) у правах to rehabilitate; restore (smb) in his / her rights • відновлювати свої права to restore one’s rights • відчужувати

to alienate a right • вступати в права спадщини to come into a legacy • втрачати

to forfeit (lose) a right • залишати за собою (резервувати)

to reserve (retain) a right • заперечувати

to challenge (contest) a right • засвідчувати

власності to attest (authenticate, certify) (smb’s) right of ownership (of property) • захищати свої права to assert oneself; assert (defend, maintain) one’s rights • зачіпати (чиїсь) права to affect (impair, prejudice) (smb’s) rights • заявляти (пред’являти)

(на) to claim (for); claim a right; lay (lodge, raise) a claim (to) • здійснювати

to exercise a right • здійснювати переважне

покупки to pre-empt • зловживати правом to abuse (misuse) a right • користуватися правом to avail oneself of a right; enjoy (exercise) one’s right • мати виняткове (ексклюзивне)

продажу товару to have the exclusive sale of goods • мати законне

(на) to be legally eligible for (entitled to) • мати повне

(повноваження) to have full power • мати

(на) to be eligible for (entitled to); have a right (to) • мати

на безоплатну правову допомогу to be eligible for (entitled to) (to have the right to) free legal aid (assistance) • мати

на пенсію to be entitled (have the right) to a pension • мати

на частку прибутку to be entitled (have the right) to a share in profits • набувати (отримувати)

to acquire (obtain) a right; become entitled (to) • надавати (комусь)

/ наділяти (когось) правом to authorize (empower, enable) (smb) (to + inj); entitle (smb) (to); give (grant) (smb) a right; vest a right in (smb); vest (smb) with a right • наділяти (когось) правом власності to entitle (smb) (to); vest (smb) with a title (in) (to) • наносити шкоду (чиїмось) правам to affect (impair, prejudice) (smb’s) rights • не визнавати

to disclaim a right • нехтувати (чиїмись) правами to trample on (upon) (smb’s) rights • обмежувати

to circumscribe (curtail, limit, restrict) a right • оспорювати

to challenge (contest, dispute, question) a right • отримувати (набувати)

to acquire (obtain) a right; become entitled (to) • перевищувати свої права (повноваження) to exceed (overstep) one’s powers • передавати (переуступати)

to assign (cede, transfer) a right • перешкоджати здійсненню

to preclude a right • поважати права людини to respect human rights • позбавляти (когось) виборчого права to deny (smb) (deprive, divest smb of) his / her electoral right; disfranchise (smb) • позбавляти (когось) права to debar (smb) (from); deny (smb) (deprive, divest smb of) a right • позбавлятися права to be denied (deprived of) a right; forfeit (lose) a right • порушувати (чиїсь) права to infringe (violate) (smb’s) rights • посягати на (чиїсь) права to encroach (infringe, trespass, usurp) on (upon) (smb’s) rights • пред’являти (заявляти)

(на) to claim (for); claim a right; lay (lodge, raise) a claim (to) • припинити

(користування земельною ділянкою за рішенням суду) to terminate the right (to use a land parcel / plot / strip by a court / judicial decision / order / ruling) • без права (при купівлі акцій) ex right(s) • без права обороту (регресу) without the right of recourse (relief, regress) • включаючи права (при купівлі акцій) cum rights • в силу права by right of • з повним правом rightfully • з правом обороту (регресу) with the right of recourse (relief, regress) • на основі загального, рівного й прямого виборчого права при таємному голосуванні on the basis of universal, equal and direct suffrage by secret ballot • на рівних правах on a par; on the basis of parity • по праву (as) of right; by right • при здійсненні своїх прав і свобод in the exercise of one’s rights and freedoms • верховенство права rule of law; supremacy of law • визнання права (власності) recognition of the right (of ownership / of property) • визначення прав та обов’язків determination of rights and obligations • виникнення цивільних прав та обов’язків origin of civil rights and duties • відмова від права abandonment (disclaimer, renunciation, surrender, waiver) of a right; quitclaim • відновлення в правах rehabilitation; restoration of rights • відступлення права assignment (cession, transfer) of a right; (права власності тж) conveyance of ownership • відчуження права alienation of a right • володіння правом eligibility • дефект права власності defect in the title • закінчення права termination of a right • захист прав protection of rights • збереження права (власності) preservation of the right (of ownership / of property) • зловживання правом abuse (misuse) of a right • набуття права acquisition of a right; (права власності тж) acquisition of a title (in) (to) • носій права right holder • обмеження права circumscription (curtailment, limitation, restriction) of a right; (на заперечення) estoppel • охорона прав protection of rights • перехід права власності (на земельну ділянку) до іншої особи transfer of (the right of) ownership (of a land parcel / plot / strip) to another person • повага до прав людини respect for human rights • позбавлення громадянських прав deprivation (forfeit, revocation) of civil rights • позбавлення прав (пораження у правах) deprivation (extinction, forfeit, revocation) of a right; disability; disfranchisement; disqualification; incapacity; incapacitation • позбавлення права викупу закладеного майна foreclosure • позбавлення права заперечення estoppel • пораження у правах deprivation (extinction, forfeit, revocation) of a right; disability; disfranchisement; disqualification; incapacity; incapacitation • порушення авторського права infringement (violation) of a copyright; piracy • порушення права infringement (violation) of a right • посягання на (чиїсь) права encroachment (infringement, trespass) on (upon) (smb’s) rights • припинення права suspension (termination) of a right • продаж права (користування земельною ділянкою) sale of the right to use a land parcel (plot, strip) • суб’єкти права власності subjects of the right of ownership • той, що має юридичне

авторства copyright; right of authorship •

арешту (утримання) майна (general, possessory) lien; right of retention •

батьків на вибір форми освіти для своїх дітей right of parents to choose the kind of education that shall be given to their children •

безперешкодно дотримуватися своїх поглядів right to freedom of expression (to hold opinions without interference) •

бенефіціарія beneficial right •

брати участь в управлінні державними справами (в управлінні своєю країною) right to take part in the administration of state affairs (in the conduct of public affairs / in the government of one’s country) •

брати участь у культурному житті суспільства right to participate (take part) in the cultural life of society (of the community) •

брати участь у науковому прогресі й користуватися його благами right to share in scientific advancement (progress) and its benefits •

вважатися невинуватим (невинним), доки вину не буде доведено в законному порядку right to be presumed innocent until proved guilty according to law •

вето right of veto; veto power (privilege) •

вибору (опціон) right of choice (of option) •

викупу (закладеного майна) equity (right) of redemption •

вимагати адвоката right to request a counsel •

вимагати визнання свого авторства на твір right to claim authorship •

вимоги chose in action; right of claim •

винахідника inventor’s right •

виступати у вищих судах right of audience in the higher courts •

виходу (з договору тощо) right of withdrawal •

виходу (з федерації тощо) right of secession (of withdrawal) •

відводу кандидатури присяжного right to challenge a juror •

відкликання right of recall •

відплати right of retaliation (of reprisal) •

відправляти релігійні культи right to conduct religious worship •

відступу (від зобов’язань, положень договору тощо) right of derogation (from the provisions of a treaty etc) •

відтворення right of reproduction •

вільного доступу (до) right of free access (to) •

вільно обирати й розвивати свою політичну, соціальну, економічну й культурну систему right to freely choose and develop one’s political, social, economic and cultural system •

вільно обирати собі працю right to freely choose one’s work •

власності ownership (of); property (in); right of ownership (of property); proprietary interest (right); proprietorship; title (in)(to); (на нерухомість тж) estate of freehold; estate (interest) in land (in realty) (in real property) •

вмотивованого чи невмотивованого відводу right of cause or peremptory challenge •

володіння, користування та розпоряджання своїм майном right of possession (на праві власності – ownership), enjoyment (use) and disposal (disposition) of one’s property •

володіння, користування та розпоряджання результатами своєї інтелектуальної, творчої діяльності right of possession, enjoyment (use) and disposal (disposition) of the results of one’s intellectual and creative activity •

воюючої сторони belligerent right •

вступати в шлюб і створювати сім’ю right to marry and to found a family •

вступати у відносини з іншими державами right to enter into relations with other states •

вступу у володіння (нерухомістю) right of entry •

голосу right to vote; suffrage; voting right •

голосувати і бути обраним на справжніх періодичних виборах right to vote and to be elected at genuine periodic elections •

давності prescriptive right •

денонсації (договору тощо) right of denunciation •

державної власності right of state ownership •

домагатися помилування right to seek pardon •

домагатися пом’якшення смертного вироку right to seek commutation (mitigation, reduction) of a capital (death) penalty (sentence) / capital punishment / judgement (sentence) of death •

доступу до державної служби right of access to public service •

доступу до інформації right; of access to information •

законодавчої ініціативи right (power) to initiate legislation •

залишати будь-яку країну і повертатися до своєї країни right to leave any country and to return to one’s own country •

заміни тюремного ув’язнення штрафом option of a fine •

заробляти собі на життя працею right (to the opportunity) to gain one’s living by work •

захисту своїх громадян right of protection of one’s citizens (nationals) •

захищати свої права і свободи від порушень і протиправних посягань right to protect one’s rights and freedoms from violations and illegal encroachments •

зберігати й носити зброю right to keep and bear arms •

звертання (доступу) до суду right of access to the court •

зібрань right of assembly •

змінити громадянство right to change one’s citizenship (nationality) •

інтелектуальної власності incorporeal right; intellectual property right •

користування right of enjoyment (of use) •

користування захистом моральних і матеріальних інтересів right to benefit from the protection of moral and material interests •

користування земельною ділянкою для сільськогосподарських потреб (емфітевзис) right to use a land parcel (plot, strip) for agricultural needs (emphyteusis) •

користування результатами наукового прогресу right to enjoy the benefits of scientific progress •

користування чужою землею під забудову (суперфіціи) right of construction on a parcel (plot, strip) of land (superficies) •

користуватися повною мірою і вільно своїми природними багатствами та ресурсами right to enjoy and utilize fully and freely one’s natural wealth and resources •

материнства і дитинства на особливе піклування і допомогу right of motherhood and childhood to special care and assistance •

муніципальної власності right of municipal ownership •

на безкоштовне медичне обслуговування right to free medical services •

на безоплатну правову допомогу right to free legal aid (assistance) •

на безпечне для життя і здоров’я довкілля right to the environment safe for life and health •

на визнання правосуб’ектності right to recognition as a person before the law •

на винагороду right of remuneration •

на відпочинок і дозвілля right to rest and leisure •

на відшкодування (збитків) right of (to) recovery (to recover) (damages) •

на відшкодування майнової та моральної шкоди right to compensation for (to recover) material and moral damages •

на вільне пересування та свободу вибору місця проживання right to freedom (liberty) of movement and residence •

на вільний вибір місцепроживання right to freedom of residence •

на вільний вибір роботи right to a free choice of employment •

на власний розсуд (power of) discretion •

на володіння землею title to land •

на володіння майном right to own property •

на володіння територією і придбання її right to hold and acquire the territory •

нагляду supervisory authority (power) •

на громадянство right to citizenship (to nationality) •

на добре ім’я та репутацію right to a good name and reputation •

на достатній (задовільний) рівень життя right to an adequate standard of living •

на ефективний засіб судового захисту right to an effective relief (remedy) •

на житло right to housing •

на життєвий рівень, необхідний для забезпечення здоров’я і добробуту самої людини та її сім’ї right to a standard of living adequate for the health and well-being of oneself and of one’s family •

на життя right to life •

на життя, свободу й особисту недоторканність right to life, freedom (liberty) and the inviolability (security) of (the) person •

на забезпечення у випадку безробіття, через хворобу чи інвалідність right to security in the event of unemployment, sickness or disability •

на забезпечення в разі хвороби, інвалідності, вдівства, старості чи іншого випадку втрати засобів до існування right to security in the event of sickness, disability, widowhood, old age or other lack of livelihood •

на захист (у суді) benefit of a counsel; right to defence; right to legal aid (assistance) (to protection by the court) •

на захист від безробіття right to protection against unemployment •

на захист закону right to protection of the law •

на захист з боку суспільства й держави right to protection by society and; the state •

на захист моральних і майнових інтересів right to protection of one’s moral and material interests •

на звільнення до закінчення судового розгляду right to release pending a trial •

на індивідуальне подання right of individual petition •

на існування right to existence •

найняти адвоката right to employ (retain) a legal adviser (counsel, lawyer) •

на компенсацію right to compensation •

належати чи не належати до міжнародних організацій right to belong or not to belong to international organizations •

на матеріальне забезпечення в похилому віці (у випадку втрати працездатності) right to maintenance in old age (in case of disability) •

на мирні збори right of peaceful assembly •

на найвищий досяжний рівень фізичного і психічного здоров’я right to the enjoyment of the highest attainable standard of physical and mental health •

на невідкладне слухання справи right to a prompt hearing •

на недоторканність ділової репутації right to the inviolability of business reputation •

на нерухомість estate (interest) in land (in realty, in real property) •

на обрання eligibility •

на обшук right (power) of search •

на огляд і захоплення right of search and seizure •

на однакову оплату за рівноцінну працю right to equal pay for equal work •

на одруження і створення сім’ї right to marry and to found a family •

на оплачувану періодичну відпустку right to a periodic holiday with pay •

на освіту right to education •

на оскарження судових рішень right of appeal; right to appeal against court decisions •

на особисту безпеку (недоторканність) right to inviolability of the person (to personal security) •

на отримання справедливої винагороди right to obtain equitable remuneration •

на отримання юридичної допомоги right to legal aid (assistance) •

на охорону здоров’я right to health protection •

на перегляд вироку (вищим судом) right to have the sentence reviewed (by a higher court / tribunal) •

на переобрання re-eligibility; right to re-election •

на повагу до гідності й честі right to respect for one’s dignity and honour •

на повагу до свого особистого (приватного) та сімейного життя, житла і таємниці кореспонденції right to respect for one’s private and family life, home and correspondence •

на повернення (реверсія) reversion; reverter; (майна тж) right to reclaim property •

на позов right of an action (of a claim, suit) •

на помилування чи пом’якшення вироку right to seek pardon or commutation (mitigation, reduction) of the sentence •

на працю right to work •

на представництво адвоката right to a counsel •

на приватне життя (недоторканність приватного життя) right to privacy •

на привілей franchising right •

на придбання земельної ділянки right to acquisition of a land parcel (plot, strip) •

(держави) на примусове відчуження приватної власності eminent domain •

на результати своєї інтелектуальної, творчої діяльності right to the results of one’s intellectual and creative activity •

на рівний захист від будь-якої дискримінації right to equal protection against any discrimination •

на рівний захист законом right to equal protection of the law •

на рівність перед судом right to equal treatment before the court (before the tribunal) •

на розгляд справи незалежним і неупередженим судом прилюдно і з додержанням усіх вимог справедливості right to a fair and public hearing by an independent and impartial tribunal •

на розгляд справи судом присяжних right to a jury trial •

на розумне обмеження робочого часу right to reasonable limitation of working hours •

на самовизначення right to self-determination •

на самоврядування right to autonomy •

на свободу right to freedom (to liberty) •

на свободу вибору місця проживання right to freedom to choose one’s residence •

на свободу від голоду right to be free from hunger •

на свободу думки, совісті й релігії right to freedom of thought, conscience and religion •

на свободу й політичну незалежність right to freedom and political independence •

на свободу мирних зібрань та асоціацій right to freedom of peaceful assembly and association •

на свободу переконань і на вільне їх виявлення right to freedom of belief (of opinion) and expression •

насолоджуватися мистецтвом right to enjoy the arts •

на соціальне забезпечення right to social security •

на спадщину heirship; right of descent (of inheritance / succession) •

на справедливий судовий розгляд right to a fair trial •

на справедливі та сприятливі умови праці right to (the enjoyment of) just and favourable conditions of work •

на справедливу й задовільну винагороду right to a just and favourable remuneration •

на страйк right to strike •

на суверенітет над своїми ресурсами right to sovereignty over one’s natural resources •

на судовий захист benefit of a counsel; right to defence; right to legal aid (assistance) (to protection by the court) •

на судову перевірку законності та обґрунтованості утримання під вартою right to court verification of the legality and validity of holding (smb) in custody •

на такий соціальний і міжнародний порядок, за якого можуть бути повністю здійснені права і свободи right to a social and international order in which the rights and freedoms can be fully realized •

на територіальну цілісність right to territorial integrity •

на укладання колективних договорів collective bargaining right; right to bargain collectively •

на участь у культурному житті right to participate (take part) in cultural life •

на швидкий суд right to a speedy trial •

на юридичну рівність right to juridical equality •

не відповідати на запитання right to keep (remain) silent; right to silence •

об’єднуватися в громадські організації right to associate in public organizations •

обирати і бути обраним right to vote and to be elected •

обороту (регресу) right of a recourse (relief, regress) •

оренди tenant right •

оскарження right of an appeal •

оскаржувати дії посадових осіб right to lodge a complaint against the actions of officials •

оскаржувати своє затримання в суді right to challenge one’s detention in court •

особисто звертатися до органів державної влади right to personally appeal to bodies of state power •

отримувати і поширювати інформацію right to receive and disseminate (impart) information •

очної ставки right to be confronted with a witness •

перегляду (судового рішення) right (power) of a review •

передоручення right (power) of substitution •

переслідування right of pursuit •

першої покупки pre-emption (pre-emptive) right; (right of) first option •

підписки на акції share (stock) subscription right •

підпису authority to sign •

плавання під морським прапором right to fly a maritime flag •

, пов’язане з нерухомістю tenement •

подавати петиції right of petition •

помилування pardoning power; right (power) of pardon (to seek a pardon) •

попереднього користування right of prior use •

представляти докази right to give (proffer) evidence •

представляти свідків right to present witnesses •

приватної власності right of personal ownership (property) •

притулку privilege of sanctuary; right of asylum •

пріоритету priority right; right of priority •

продажу right of sale •

проїзду (проходу) right of passage •

просити помилування pardoning power; right (power) of pardon (to seek a pardon) •

протесту right of a protest •

регресу (обороту) right of a recourse (relief, regress) •

рівноправного доступу до державної служби right of equal access to public service •

(держави) розпоряджатися своїми багатствами й природними ресурсами right (of a state) to dispose of its wealth and its natural resources •

самозбереження right of self-preservation •

спадщини (спадкове право) heirship; right of descent (of inheritance, succession) •

сповідувати будь-яку релігію чи не сповідувати ніякої right to profess or not to profess any religion •

створювати професійні спілки і входити до них right to form and to join trade unions; «(компетенція) суду court’s power •

утримання (арешту) майна (general, possessory) lien; right of retention •

утримання, передбачене законом statutory lien •

(кредитора) утримувати власність боржника possessory lien •

(продавця) утримувати товар (до сплати купівельної ціни) vendor’s lien •

участі в голосуванні elective (electoral) franchise (right); right to vote; suffrage; voting right •

участі в управлінні державними справами right to patricipate (take part) in the administration of state affairs (in the conduct of public affairs / in the government of one’s country) •

членства (в організації) right of membership •

шукати притулку від переслідувань і користуватися цим притулком right to seek and to enjoy asylum from persecution •

юридичної особи corporate franchise; legal right; right of a legal (juridical) entity (party, unit) (person, personality) •

юрисдикції adjudicatory authority (power); right of jurisdiction • абсолютне (необмежене)

absolute right; right in rem • авторське

unlimited right • безумовне

власності estate (interest) in fee-simple; fee; fee-simple; (на нерухомість – фригольд) freehold • великі права extensive rights • взаємні права та обов’язки reciprocal rights and duties (obligations) • виборче

elective (electoral) franchise (right); right to vote; suffrage; voting right • визнане (закріплене)

vested interest (right) • винахідницьке

invention (inventor’s) right • виняткове (монопольне)

exclusive (monopoly, sole) right; prerogative • відносне (зобов’язальне)

right in personam; (з договору) contractual right • громадянські права civic (civil) rights • громадянські права та обов’язки civil rights and duties (obligations) • довічне

life interest; (на нерухомість) estate for life • законне

legal (legitimate) right; statutory right; vested interest (right) • закріплене (визнане)

vested interest (right) • заставне

lien; mortgage interest (right) • захищене позовом

на відшкодування (збитків) enforceable right to compensation • зворотне

reversionary interest (right) • зобов’язальне (відносне)

right in personam; (з договору) contractual right • конкретне

specific right • конституційне

constitutional right • майнове

interest in estate (in property); property (proprietary) interest (right); real rights; right in rem; right of property • майнове

за нормами загального права legal interest • майнове

за нормами права справедливості equitable interest • монопольне (виняткове)

exclusive (monopoly, sole) right; prerogative • невід’ємне

inalienable (inherent) right • незаперечне

indubitable right; indefeasible right • немайнове

non-property right • необмежене (абсолютне)

absolute right; right in rem • неподільне майнове

undivided interest • непорушне

inviolable right • обмежене

limited (qualified, restricted) interest (right); (ущемлене тж) impaired (prejudiced) right • обумовлене

stipulated right • орендне

leasehold interest • основні права basic (fundamental, primary) rights • особисте

personal right • особисті немайнові права personal non-property rights • патентне

patent right • переважне (преференційне, пріоритетне)

preferential (priority, underlying) right; (купівлі тж) pre-emption (pre-emptive) right; (right of) first option • переважне

на участь у голосуванні voting privilege • персональне

personal right • подружні права conjugal (marital) rights • політичні права political rights • похідне

derivative right • презюмоване

(яке мається на увазі) implicit (implied) right; (власності) apparent ownership • природне

natural right • процесуальне

procedural right • регресивне

right of recourse (of relief, regress); subrogation right • речове

interest in estate (in property); property (proprietary) ineterst (right); real right; right in rem; right of property • рівні права equal rights • соціально-економічні права socio-economic rights • спадкове

heirship; right of descent (of inheritance, succession) • спеціальні права запозичення special drawing rights (SDRs) • спільне

на нерухомість estate in joint tenancy • спірне

litigious right • суб’єктивне

(яке базується на нормах загального права) legal right • суб’єктивне

(яке базується на нормах права справедливості) equitable right • суверенне

sovereign right • суттєве

substantive right • юридично дійсне

good (valid) right 2. (в об’єктивному значенні) ім law • бакалавр права Bachelor of Law(s) (B.L., LL.B.) • верховенство права rule-of-law; supremacy of law • галузь права branch of law • джерело права source of law • доктор права Doctor of Law(s) (D.L., LL.D.) • загальні (основні) принципи міжнародного права basic (general) principles of international law • інститути й норми міжнародного права international legal norms and institutions • магістр права Master of Law(s) (ML., LL.M) • питання права matter (point, question) of law • порушення права breach (violation) of law • презумпція права presumption in law; prima facie law • пробіл у праві gap in law • суб’єкт права person (subject) of law • теорія права legal theory; theory of law • відповідно до норм (принципів) міжнародного права in accordance (compliance, conformity) with the norms (principles) of international law; under international law • в силу права at law •

війни law of war(s) •

власності law of ownership (of property) •

в судовому тлумаченні law of the court •

, діюче на території країни law of the land •

міжнародних валютних операцій law of international monetary transactions •

міжнародних економічних відносин law of international economic relations •

міжнародних інвестицій law of international investment •

міжнародних повітряних і морських перевезень law of international transport by air and sea •

міжнародної безпеки law of international security •

міжнародної торгівлі law of international trade •

народів international law; law of nations; [лат] jus gentium •

справедливості law of equity •

торгового обороту business (commercial, mercantile) law; law of merchant(s); law of the staple •

, яке регулює діяльність акціонерних компаній company law •

, яке регулює діяльність міжнародних організацій law of international organizations • агентське

law of agency • адміністративне

administrative law • акціонерне

law of associations • арбітражне

law of arbitral procedure • банківське

banking law • винахідницьке

invention (inventor’s) law • внутрідержавне

civil (municipal) law; domestic (internal, national) law • деліктне

law of tort(s); tort law • державне

constitutional law • дипломатичне

diplomatic law • діюче

actual (current, existing, operative, present) law; established law; good law; law in force; positive (prevailing) law • договірне (контрактне)

contract (contractual, conventional) law; law of contract(s) (of treaties) • доказове

law of evidence • господарське

business law • загальне (звичаєве)

common (customary) law; tacit law • законодавче

legislation law • земельне

agrarian (land) law • зобов’язальне

law of; contract(s) (of obligations); contractual law • канонічне

canon law • колізійне

law of conflict (of laws) • конституційне

constitutional law • консульське

consular law • контрактне (договірне)

contract (contractual, conventional) law; law of contract(s) (of treaties) • кримінальне

criminal (penal) law; law of crime(s) • кримінально-процесуальне

law of criminal (penal) procedure • матеріальне

law of substance; substantive law • митне

customs law; law of customs • міждержавне

interstate law • міжнародне

international law; law of nations; [лат] jus gentium • міжнародне авторське

international copyright law • міжнародне валютне

international monetary law • міжнародне гуманітарне

international humanitarian law • міжнародне договірне

conventional international law; international contract (contractual) law; law of contract(s) (of treaties) • міжнародне звичаєве

customary international law • міжнародне космічне

international cosmic (space) law; law of outer space • міжнародне морське

international maritime law; law of the sea (of merchant shipping) • міжнародне повітряне

international air law; law of the air • міжнародне

в період збройних конфліктів international law of armed conflicts • міжнародне приватне

private international law • міжнародне публічне

public international law • національне

national law • орендне

law of landlord and tenant • парламентське

parliamentary law • патентне

patent law • персональне

law of persons • підприємницьке

entrepreneurial law • податкове

fiscal (revenue, tax) law; law of taxation • позитивне

positive law • порівняльне

comparative law • посольське

ambassadorial law • прецедентне

case (decisional) law; judge-made (judiciary) law; law of practice; unwritten law • приватне

private law • природне

absolute (natural) law; law of nature • процесуальне

adjective (formal) law; law of procedure; procedural (remedial) law • публічне

public law • речове

law of property (of things) • римське

Roman law • ринкове

market law • світське

secular law • сімейне

family law; law of domestic relations • спадкове

inheritance (succession) law; law of descent (of inheritance, succession) • статутне

statute (statutory) law • страхове

insurance law; law of insurance • судове

judicial (judiciary) law; law of the courts • торгове (торговельне)

business (commercial, mercantile) law; law of merchant(s); law of the staple(s) • трудове

industrial (labour) law; law of employment • фінансове

finance (financial) law • формальне

adjective law • церковне

canon law; Christian (ecclesiastical) law; law of the church; law spiritual • цивільне

civil law • цивільно-процесуальне

law of civil procedure • шлюбне

law of marriage; marriage law • шлюбно-сімейне

marriage and family law; matrimonial law. смотреть

ПРАВО

1. сущ.(в субъективном смысле) right; title; (власть, полномочие) authority; powerаннулировать водительские права — to revoke smb’s driving licenceвосп. смотреть

ПРАВО

система общеобязательных норм (правил поведения), установленных или санкционированных государством и выражающих волю господствующего класса (после побе. смотреть

ПРАВО

общая мера свободы, равенства и справедливости, выраженная в системе формально-определенных и охраняемых публичной (государственной) властью общеобязательных норм (правил) поведения и деятельности социальных субъектов. Этимологически слово *право* производно от *правый* и *правда* (в значении *истинный*). В латыни jus, jure и естественное право, и то, что соответствует справедливости, следует кому-либо по закону; в англ. яз. right означает и право лица, и его правоту; по-немецки das Recht и право данного лица (Recht am Arbeit), и *он прав* (er recht hat), и справедливый (gerecht). П. адресовано свободной воле субъектов общественных отношений и приобретает смысл при выборе вариантов поведения адресатом нормы. Правовые предписания адресованы именно воле, а не только разуму, ибо для реализации нормы недостаточно знать, как надо поступить в той или иной ситуации; в качестве выражения должного П. регулирует деятельность и поведение при помощи соответствующих дозволений или запретов. Устанавливая взаимозависимость должного и возможного поведения, единство и равенство взаимных прав и обязанностей, П. выступает как положительное бытие свободы, исключающее самоуправство, произвол, подавление личности; очерчивая границы свободы, П. становится мерой (нормой) свободы. Признание свободы воли в качестве основного определения человека как разумного существа выражается в присвоении каждому человеку прав, т. е. юридической возможности действовать безотносительно к его социальному, этническому, профессиональному и т. д. положению. Поскольку каждый человеческий индивид обладает неповторимыми особенностями интеллектуального, физического, творческого развития, формируется и действует в различных социокультурных условиях, П. становится единственно возможной формой равенства неравных индивидов, заключающейся в соизмерения всех индивидов одной социальной ипостасью, одной и той же равной мерой формальным равенством прав, равенством всех перед законом. Исходное равенство индивидов в определенных обществом отношениях равенство перед законом и судом, равенство прав и обязанностей, исходных возможностей и т. п. было зафиксировано еще Аристотелем в понятии *уравнивающей* справедливости, создающей достоинство личности и права человека. *Распределяющая* же справедливость вытекает из свободы людей в выборе форм и способов жизнедеятельности, которые получают оценку обществом и подлежат воздаянию как в положительном, так и отрицательном смыслах. В реальном обществе невозможно достичь универсального понимания справедливости, поскольку каждый индивид, исходя из своего места в обществе, своих социальных преимуществ и социальной ущербности, отдаст предпочтение такому пониманию справедливости, при котором возникнут наиболее благоприятные возможности доступа к социальным благам и (или) утверждения в качестве всеобщего миропорядка базовых ценностей его (суб)культуры. Поэтому П., в контексте измерения всех равной мерой, утверждает формальную справедливость, т. е эквивалентность взаимных предоставлений и получений, в основанных на свободной воле взаимоотношениях людей. Внутренняя связь, нераздельность и взаимная обусловленность таких признаков П. как свобода, равенство, справедливость, должное, выражающих социальную и духовную природу человека, составляют ценностную и трансисторическую сущность П. В той мере, в какой правовые предписания, отвечая на потребности в создании и применении правовых актов, выражают собой определенный правовой идеал *должное*, а последний оказывает воздействие, преобразует реальные отношения людей, П. является социальнои духовно-практическим освоением мира. При таком подходе к П. оно рассматривается как аккумуляция всего исторического опыта человечества, данного в различных формах собственности, социальных институтов, моральных и религиозных взглядах, выражающегося в общих для всех людей масштабах прав, свобод и обязанностей, которые позволяют достигать как эффективной организации социальных взаимодействий, так и самореализации человека. Реализуя фундаментальные функции культуры (освоения и познания мира, нормативную, коммуникативную, преемственности, защитную и т. д.), П. обнимает собой весь комплекс связей, в которых люди достигают свои цели, интересы, жизненные планы. Поэтому познание сущности П., глубокое проникновение в сложные правовые явления и процессы невозможны только в рамках юридической догматики. Лишь раскрыв органическое единство П. и закономерностей исторического процесса и целостного развития общества, возможно понять истоки и природу правовых норм и институтов, их функции и роль в воспроизводстве индивида и социума. Предельно широкое понимание П. охватывает и закономерности правообразования, и место права в системе общественных отношений и П. в действии соединении нормативов с живой человеческой деятельностью. П. явление мировой и национальных культур, составная часть *старых* и *новых* цивилизаций, проявление объективной логики общественных отношений, закономерные императивы и требования этих отношений, которые политическая власть призвана отразить в действующем законодательстве. философской проблемой, напрямую связанной с повседневной жизнью людей, каждого человека, является вопрос о соотношении П. и закона, о том, что такое закон. От его решения зависит, каким быть правопорядку и общественному строю, быть ли ему принуждающим приказом власти или выражением абсолютной ценности человека. Если П. это прежде всего сами волевые отношения, то законы, получив от законодателя соответствующую знаковую и институциональную форму, выражают П. в той мере, в какой верно отражают динамику общественного развития. Поэтому законодатель должен видеть П. в самой действительности, ибо то содержание закона, которое законодателю предстоит выразить в акте государственной воли, дано как нечто реальное самими общественными отношениями. Общественное отношение приобретает юридический характер не потому, что уже имеется разработанная норма П., регулирующая поведение людей в его рамках, но потому, что в самом содержании общественного отношения есть признаки П. Правовые нормы и принципы выступают специфической формой фактических общественных отношений. Они призваны закреплять, освящать и охранять объективно необходимые порядки, в которых всегда присутствует, как определенный масштаб свободы действий человека, возможность выбора целей и средств их достижения, и определенный масштаб ограничения этого выбора. Объективно необходимый порядок складывается и формируется в столкновении различных социальных сил и тенденций, вследствие чего борьба за правовые принципы начинается на доюридической стадии их формирования и не прекращается в связи в его окончанием. Понимание П, как формы всех иных общественных отношений не означает отсутствия в нем специфической внутренней логики, выражающей единство всех конкретных правоотношений. П. выступает как единая, унифицированная форма различных общественных отношений, взятых в одной и той же юридической плоскости. П. не только то, что органично вытекает из жизнедеятельности общества, П. проявляется не только в формах нормативности, но и в ненормативных правовых установлениях, принципах, правовой политике в различных отраслях законодательства. Формальная определенность не сущностное качество П., а лишь способ выражения его нормативности, т. к. это качество во многом зависит от системы источников П. и в случае незавершенности формальной определенности может быть преодолено при помощи аналогии П. или закона, ограничительного или расширительного толкования. Универсальные ценностные свойства П. *вообще* всегда существуют в конкретно-исторической форме национальных (этнических) правовых систем, устанавливающих официальный *эталон* меры свободы, равенства и справедливости. Единообразие понимания этого эталона, именуемого позитивным П., и регулирующая роль, выраженная в режиме законности, обеспечиваются такими свойствами П. как нормативность, знаковость и институциональность. Нормативность П. служит основанием для появления и разработки т. н. нормативистского правопонимания, или нормативизма. По мнению немецкого правоведа Г. Кельзена (1881 1973), следовавшего кантианской гносеологии, содержание сущего (мира материальных событий) и должного (правовых норм) логически отделены друг от друга, поэтому исследование оснований одного должного может привести только к другому должному. В соответствии с этим П. трактуется как иерархическая система норм, в которой каждая норма выводится из более высокой нормы. Высшая же, базовая норма, стоящая перед конституционными нормами, ниоткуда не выводится и постулируется в качестве гипотезы. Абсолютизируя инструментальную роль П., Г. Кельзен игнорировал вопросы классовой сущности П., связи П. с экономикой, политикой и моралью. Такой подход ведет к отождествлению государственного и правового порядка, к признанию основным условием действенности П. государственного принуждения. Нормативизм советской юриспруденции получил яркое воплощение в определении *права* А. Я. Вышинским как совокупности правил (норм) поведения, выражающих волю господствующего класса и обеспеченных государственным принуждением. Т. е., существование закона, его публично-властная данность в роли П. предшествует той правовой сущности и содержанию, выражением которых этот закон как носитель П. должен являться. Сегодня нормативизм подвергается критике за узкоклассовое понимания П., сводящее его к перечню функций господства одного класса (сословия) над другими. Происходит закрепление собственности и политической власти, прав и привилегий господствующего социального слоя, при этом трудно показать, как воля этого слоя выражается в праве-норме и правопорядке. Нормативистское понимание П. ведет к отождествлению П. и текстов, что создает условия для подмены юридических норм декларациями и лозунгами. При этом возникают *параллельные миры* мир писаных законов и мир фактически действующих норм поведения, что неизбежно приводит к стиранию граней между правомерным и неправомерным поведением, резко снижает роль юридической осведомленности. Нормативизм статичен по своей природе, не учитывает т. н. *предзаконное*, т. е., формирование правовых отношений в реальной жизни до их отчетливого законодательного воплощения, и *послезаконное*, т. е. реальный правовой режим, обладающий определенной мерой соответствия правопорядка действующей нормативной системе. Нормативизм не в состоянии справиться с определением сущности международного ? этатистски трактуя его как П. межгосударственное. В этом случае теряется сама природа международного П. как П. человечества, представляющего защиту основным правам и свободам человека следовательно, имеющего в основе ценностный, а не силовой характер. Критика нормативизма не означает умаления объективной роли нормативности П. Вне формально-определенных и всеобщих норм поведения П. не может выполнить своей регулятивной функции нормативность П. служит основой совершенствования законодательства и правил законодательной техники, учета и систематизации нормативных актов, в современных условиях создания информационно-поисковых систем и др. перспективных направлений правовой службы, наконец, нормативность выступает основой правового воспитания и социализации, правовой пропаганды. Не менее важна для понимания формы существования П. его знаковая или, более широко, текстуальная природа. П. большей частью существует, будучи воплощенным в определенную текстуальную форму, закон предстает перед нами как определенная знаковая система. Текстовая коммуникация в сфере П. связана как с интерпретацией смыслов (преступление несет в себе множественную символику антисоциальности, законопослушность не менее богатую символику социальной солидарности), так и с игровыми способами объективации П. Неточности, неясности, размытости смысла употребляемых в правовых текстах высказываний порождают произвольности в интерпретациях нормы. В связи с этим для правотворческой и правоприменительной практики важными оказываются процедуры прочтения закона, введение его текста в различные контексты. Институциональность П. (иногда в юридической литературе употребляется термин *институционность*) означает, что оно выступает как система объективированных юридических норм, реализуемых при помощи публичной власти (государства). П. неосуществимо без аппарата публичной власти, направленного на применение правовых норм, решение споров, принуждение к исполнению и соблюдению П., наказание правонарушителей. Публичная власть, взятая как исторически развивающийся институт, призвана не только создавать П.: переводить *созревшее* социальное в правовое состояние, но и обеспечивать развитие общественных отношений в соответствии с позитивным П. действующим законодательством. В этом институциональном качестве П. становится относительно самостоятельным не только от отдельных лиц, но и от общества в целом, создавая саму возможность законности, т. е. такого режима общественной жизни, при котором правомерность или неправомерность поведения всех лиц и государственных органов определяется лишь одним критерием действующими юридическими нормами, выраженными в законах и других официальных юридических источниках. П. не только система норм, но и специфический вид человеческой деятельности сложного опосредующего характера, состоящий в совершении субъектами действий, предусмотренных общеобязательными нормами или соглашениями сторон. Специфика предмета правовой деятельности заключается в том, что в его качестве выступает любая другая деятельность людей по распоряжению имуществом, оказанию услуг, продаже товаров, воспитанию детей и т. п. Цель правовой деятельности в обеспечении регуляции совместного труда, организованности и устойчивости разнообразных связей в обществе, защите прав и свобод человека и гражданина. Необходимый момент генезиса, функционирования и развития П. как системы правовых отношений и правовой деятельности правосознание. Оно присутствует в процессах правотворчества, применения и соблюдения П. В правосознании кристаллизуется и закрепляется оценка социальными субъектами значимости, полезности и приемлемости для них как данной системы П. вообще, так и отдельных его элементов. Эта оценка создается соотношением интересов и целей, которых люди достигают своей деятельностью, с теми возможностями и требованиями, что представлены в П. Через отношение П. и закона, степень неотвратимости и суровости наказания за нарушение правовых норм, оценку условий и возможностей социальной свободы, предоставляемой действующим законодательством, в сознании социальных субъектов складывается *правовая картина мира* , правовая ментальность общества, группы, индивида. Они выражают характер и глубину осмысления, способы закрепления в языке принципов и норм П., превращения их в структурные элементы индивидуально-личностного развития. Первичный уровень правосознания массовое, обыденное, практическое правосознание, рождаемое повседневным участием людей в правовой деятельности и правовых отношениях. Специфика правосознания на его первичном уровне заключается как в стихийном и бессознательном формировании логикой существующих волевых и нормативнооформленных отношений его содержания, так и в том, что значения, символика и смысл этих отношений не просто фиксируются в сознании индивидов, закрепляются в их опыте, но и психологически переживаются. Правовые нормы только тогда и действенны, когда они реализуются и, следовательно, органически связаны с чувствами и эмоциями конкретных лиц, которые их реализуют. Признание волевого характера П., связанного с сознательной целеустремленностью, активностью человека, выражающихся в его действиях, требует анализа социально-психологического механизма возникновения П. в деятельности людей до и независимо от правовых норм. Именно здесь находит реализацию методологический потенциал психологической школы права Л. Петражицкого (1867 1931), устанавливающей, что П. возникает в нашем опыте, имеющем отношение к выполнению обязанностей. Оно возникает в виде особых императивно-атрибутивных состояний сознания, где *императивность* представляет собой переживание и осознание своего долга перед другими людьми, а *атрибутивность* выступает как осознание своего П. требовать выполнения обязанностей со стороны других. Такое по Л. Петражицкому интуитивное П. в отличие от позитивного (нормативного) П. универсально, оно существует всегда и везде, неотъемлемо от того, что в любой человеческой деятельности, проявляющейся через единичные акты взаимодействия между людьми, присутствуют и притязания, и обязанности. Последние возникают и в отношениях между любовниками, и между гангстерами. Другое дело, что официальное, законодательно оформленное в нормах и правилах поведения П. не может и не должно санкционировать и обобщать все бесконечное многообразие межличностных волевых взаимодействий. Теоретическое правосознание является процессом и результатом специализированной деятельности, направленной на осмысление П., его границ и оснований, на систематизацию и развитие знаний о П. Эта деятельность имеет своей задачей не непосредственную регуляцию поступков, предметных действий людей, но осмысление и преобразование действующего П., выраженного в законе, анализ существующих форм правового опыта, деятельности и эффективности правовых институтов и норм с т. зр. реальных правовых отношений. Теоретическое правосознание не обходит и практику толкований, комментариев и разъяснений по поводу того или иного закона применительно к конкретным случаям, судебным прецедентам и т. п. На определенном этапе логика развития теоретического правосознания неизбежно приводит к проблемам обоснования содержания норм П., правомочности их публично-властного закрепления государством. В своей рационально-абстрактной форме правосознание выходит на уровень общей теории о природе и назначении человека и общества, смыкаясь в своем содержании с областью социально-философских вопросов, представляя собой образ социальной философии. Теоретическое правосознание не тождественно юриспруденции в целом, т. к. последняя ориентирована на действующее законодательство. В отличие от теоретического, систематизированное правосознание существует как в виде профессионального мышления особых юридических должностных лиц судей, адвокатов, юрисконсультов, следователей, нотариусов и др., и в форме различного рода юридических документов и кодексов, норм, постановлений, указов и т. п. Здесь на первый план выступает соответствие содержания сознания и документов общеобязательным нормам П., представленным в виде официально санкционированных предписаний и предустановленных санкций. Т. е., с одной стороны, это сознание специализированное, требующее профессиональной подготовки, с другой, в рамках своей непосредственной компетенции оно не разрабатывает юридические доктрины, решающие проблемы происхождения, смысла и функций юридических норм, их социальной целесообразности, способности регулировать и контролировать человеческую деятельность и поведение. Правовое сознание, нормы П., институты П. и т. д. всегда в большей или меньшей мере политизированы, поскольку бытие П. опосредовано государством, политическими отношениями социальных групп. Поэтому правовые доктрины, выражая интересы определенных социальных и политических сил, неизбежно приобретают идеологический характер. Взаимодействие П. и политики в рамках системы соционормативной регуляции деятельности людей имеет двойственный характер. Позитивное П., П. в форме законодательства выражает ценностные основания государственной политики, служит инструментом выражения позиций экономически господствующих групп. Динамичность и подвижность политической борьбы, как правило, сопровождается стремлением к выходу за пределы П., противопоставлением законности целесообразности, определяемой корпоративными и личными интересами. П. же в своих ценностных свойствах призвано не усиливать власть сильного, но, наоборот, ограничивать ее. Поэтому Аристотель рассматривал П. как политическую справедливость. Источник прав человека сам человек, его потребности и интересы, его образ жизни, его потребность в самореализации и утверждении в мире людей своего человеческого достоинства и чести. Сам же человек и выступает носителем этих прав, подтверждая тем самым человеческое, социальное, а не государственное происхождение П. Отождествление П. с насилием, введение принуждения в сущностное определение П. неверно потому, что насилие не вообще принуждение, но лишь такое принуждение и нанесение ущерба, которое нарушает свободу воли человека. Аксиологическая ловушка, содержащаяся в постановке вопроса об узурпации свободной воли (*а судьи кто?*) требует нравственного определения свободной воли в качестве доброй или злой, выяснения взаимоотношений П. и морали. Для понимания диалектики П. и морали полезно различение И. Кантом поведения *легального*, понимаемого как исключительно внешние, формальные, выраженные в поступках отношения людей, и *морального*, представляющего собой внутреннюю способность разумного существа устанавливать для самого себя универсальный и необходимый нравственный закон (*категорический императив* ). Необходимость пространства неморальных поступков следует из сущности морали, обращенной к внутреннему миру человека, требующей добровольного самоограничения, самопожертвования; поэтому, выступая в качестве абсолютных пределов пространства культуры, мораль оказывается чрезвычайно уязвимой в относительных (групповых, этнических, индивидуальных) формах существования как по содержанию, так и по способу действия, опирающемуся на силу общественного мнения. В П. же должное и справедливое мыслится как то, что должно быть законом всего общества, за нарушение чего должна следовать неизбежная санкция. Вместе с тем правовые нормы предполагают условием своего действия элементарные нравственные нормы *минимум морали*: уважение достоинства других людей, чувство личной ответственности за свои поступки и т. д. В правосознании реальным содержанием наполняются те термины закона, которые непонятны и практически неосуществимы без учета норм и критериев общественной морали: *хулиганство*, *оскорбление*, *клевета*, *исключительный цинизм*, при ее помощи конкретизируются и становятся общезначимыми такие оценочные понятия, как *уважительная причина*, *достаточные основания*. Единство П. и морали не означает, что юридические нормы могут применяться в зависимости от моральных принципов; последние имеют отношение к П. в той мере, в какой неявно присутствуют в нормах П., политически введены в правовую систему. Сущность и смысл П. закономерно проявляются в его функциях. Гуманистическая функция П. заключается в том, что оно выступает как объективно возможный и необходимый масштаб социальной свободы, стимулирующий творческую активность, самосознание человека и его ответственность. Равные возможности, справедливость, свобода выбора в рамках нравственной и утилитарной автономии, свобода слова и совести эти общечеловеческие ценности составляют фундамент правового статуса личности в современном цивилизованном обществе. В этом плане самоценность П. есть особый социальный феномен, связанный с исторически развивающимся П. каждого человека на свободу, равенство и справедливость, вытекающими из социальной природы личности. Само словосочетание *права человека* несет гуманистический смысл идеи юридического закрепления общечеловеческой, родовой сущности потребностей и интересов членов общества. П. человека как чистое воплощение П. выражают и защищают первичные предпосылки достойного человеческого существования, независимо от пола и возраста, расы и национальности, социального положения и профессии. Под достойным существованием понимается тот минимум материальных и духовных благ, который общество может реально обеспечить каждому его члену уже по одному факту его рождения; отсюда характеристика основных П. человека как *естественных, неотъемлемых и данных от рождения*. По этой причине П. человека относятся к непосредственно-социальным П., которые, в отличие от других охраняемых законом интересов, обеспечивают не отдельные стороны человеческой жизнедеятельности, а воспроизводство целостной системы общественных отношений. Потребности, лежащие в основе этих интересов, являются предпосылками воспроизводства данной конкретно-исторической формы общественного развития и ее культурного содержания. Посягательства на основные П., их массовые нарушения представляют угрозу достигнутому рубежу социальной свободы и возможностей самореализации личности. Т. о., П. человека естественно необходимы в любом обществе, и их первоосновой являются притязания индивида на определенные социальные блага и наличие возможностей реализовать такие притязания. По объему правоспособности и кругу субъектов П. в различные исторические эпохи можно судить о том, кто из индивидов и в какой мере признается в данной системе П. человеком. Движение всемирной истории к современной *концепции прав человека* это движение через этапы *привилегированного* человека ко все большему расширению круга людей, признаваемых в качестве человека. Последний на сегодня этап привилегированного человека признание в качестве субъекта П. гражданина (человека как члена государства), а последняя форма прав привилегированного человека П. гражданина (в их соотношении с П. человека). Реальные права-свободы, определяющие правовой статус личности, имеют принципиальное значение для оценки степени развитости, демократичности той или иной системы П., государственного строя. Их расширение за счет новых П. ранее не относимых к числу *естественных*, служит одним из важнейших показателей общественного и правового прогресса. Познавательная функция П. заключается в усвоении и осмыслении правовой картины мира как системы норм деятельности и поведения, П. и свобод человека в результате практического участия в правовых отношениях и освоения разнообразных юридических текстов. Благодаря познавательной функции П. человек формирует систему знаний о том, как регулируются общественные отношения П., что запрещается законодателем, какими П. и обязанностями обладает субъект правоотношений, как личность может участвовать в определении своих П. и обязанностей, в реализации своего правового и политического статуса. Регулятивная функция П. реализуется через переработку информации о П. и его оценки в создание программ деятельности (знания предписания), которые определяют конкретные поступки и действия людей. Юридически регулятивная функция реализуется через определение правовыми нормами: а) правоспособности и правового статуса граждан; б) компетенции государственных органов и полномочий должностных лиц; в) юридических фактов, создающих, изменяющих или прекращающих правоотношения; г) необходимого типа правового регулирования в зависимости от характера общественного отношения (общедозволительный, разрешительный). Защитная (в юридической терминологии охранительная) функция П. состоит в защите П. человека, социальных институтов и общественных отношений, выражающих основы данного общественного и государственного строя, соответственно сюда относится и вытеснение чуждых отношений. Реализуя эту функцию, законодательство информирует граждан о том, какие ценности общества и культуры взяты под охрану, и влияет на их волю угрозой санкций, установлением запретов и реализацией юридической ответственности. Прогностическая функция, или функция моделирования, связана с тем, что постановка целей преобразует знания и оценки П. в идеальный план будущей деятельности с конкретным правовым содержанием, который мотивирует ее, расчленяет на определенные этапы, подбирает соответствующие юридические средства и предваряет практический результат. Эта функция заключается в предвидении того, какие нормы нужно создавать и применять для наиболее эффективного воздействия закрепленных в них П. и обязанностей на развитие общественных отношений в желаемом направлении. Ю. Г. Ершов. смотреть

ПРАВО

ПРА́ВО, а, с.1. тільки одн. Законодавство; здійснювана державою форма законодавства, залежна від соціального устрою країни.Бездушну помсту звали правос. смотреть


[spoiler title=»источники:»]

http://slooovo.ru/%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%BE

http://rus-punktuaciya.slovaronline.com/584-%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%BE

[/spoiler]

Популярные записи

Перевод палитры гамма в кирова
Странные профессии на английском языке
Как ставить ударение дозвонимся
Типы ударения в английском
Подберите антонимы к прилагательным в приводимых словосочетаниях мягкий приговор
Павел санаев переводы фильмов
Перевод с кредитной карты тинькофф на карту сбербанка сколько комиссия
Регрессивная ассимиляция в русском языке примеры
Путешествовать по америке перевод на английский
Сокращение слов и словосочетаний на иностранных языках
Запиши данные словосочетания во множественном числе
Найдите в тексте английские эквиваленты следующих словосочетаний совокупность закодированных команд
Тест на знание словарного запаса русского языка
Словосочетания с главным глаголом и зависимым существительным
Ожегов словарь творог ударение
Перевод денежных средств по картам банка что это
С большим трудом перевод на английский
Унылая пора синоним к словосочетанию
Рассказ о семье на англ с переводом
Крачка ударение в слове